Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
19:53 

Тварь из города (начало)

theodore.
у прочитавших споры по поводу того, можно ли назвать такой конец хорошим %)
надеюсь на вас ))

пролог

Нам было так страшно, божечки, так страшно! И куда она нас завела.. Ах, знали бы, знали бы. Да никогда, да ни в жизнь. Вот так и связывайся после этого со шлюхами! А мы ведь подозревали, мы ведь почти знали. А она всё приговаривала: «ещё немного осталось, скоро придём». И мы всё шли, шли.
Ах, как жутко было, как жутко было! Спускаемся в подвал и уже почти не видно ничего. Меня только сзади дёргает за юбку и шепчет, что боится, что дальше идти не будет. А назад-то ещё страшнее, туда мы за ней, а обратно сами. И не дойти, вон куда уже спустились. А она только фонариком скользит по стене и приговаривает: «Почти, почти. Не устали?»
И мы бы ни за что не стали сами, по доброй воле. Но раз уж пришли, просто, кажется, пришлось подчиниться. Но, Богом клянусь, мы не хотели, не хотели. Я сама просилась назад, я ей так и сказала: пожалуйста, пожалуйста, выпусти. А она только твердит: «Выход там. Вас никто не держит». Но как мы могли? Нас же потом.. Нас же все эти. Всё это. Было страшно, страшно.
читать дальше

стоит выкладывать дальше?

@темы: Авторское, Мифическое, Рассказ, Смерть

Комментарии
2013-12-23 в 09:10 

illeaf
Блин, много непонятного, но интересно:3

2013-12-23 в 20:50 

theodore.
вот, ща станет ещё немного понятней)

А РЯДОМ ЛЕС
Я подскакиваю на кровати, резко сажусь и включаю лампу. Фух! Ну и сон. Вот, как, значит, выглядит Леночка вживую. Я-то её только по фотографиям рассмотрел, а тут она вся в полный рост – приснилась. Что она там говорила? – тру лоб, пытаясь вспомнить. То, что не убивал её никто. Угум, ясно. Теперь вспомнить, что меня так напугало. Ага, и это вспомнил: кто-то за спиной её стоял. Здоровенный такой, чёрный, с лапищами в обхват обеих моих ног. Ну дела, приснится же такое. Работёнка у меня, конечно, нервная, но не до такой же степени, чтобы после каждого дела кошмары потом снились.
Не, было пару раз, но только после отменного зверства. А здесь даже неясно пока: жива девчонка или нет. Сама она говорит, что не убивали. Тьфу, да чего я несу?! Приснится же…

Алексей Михалыч! Алло! Алексей Михалыч! Привет. Я вот что спросить хотел: чего специалисты говорят по поводу тины и листьев? О как. А земля? Тоже из леса? Ясно. Лягушка, как я понимаю, тоже. Ну жаба, какая разница… Она жива, кстати? Обратно на болото? Хех, озадачился же кто-то. Так, ну с этим, вроде, разобрались. Камни тоже из леса принесли? Очень интересно… То есть это был один камень? А как же раскололся? Нашли инструменты какие-нибудь в подвале? Ничего… Ну ладно, я и не надеялся. А что, кстати, Лариса Ивановна говорит по поводу одной из потерпевших? Значит, подтвердилось… Ну ладно, ладно, это тоже ничего, с этим тоже разберемся. Эх и подкинули нам задачку, Михалыч, прямо скажу не из приятных. Эти сектантки обкуренные нам всё равно ничего путного не скажут: одна свихнулась, вторая, кажется, просто дура. Так что придётся слетать до родителей одному из нас. Только, чур, давай не я, а? Я вчера в школе был, наслушался там этих мелких говнюков, так мне потом кошмары всю ночь снились. Ты в комнате-то у пропавшей пошуруди (она, кстати, сказала, что её не убивали), может, найдёшь что-то типа дневника, записок личного характера. Обязательно к компьютеру доступ получи, а ещё лучше конфискуй системник. Целиком неси, ты всё равно не разберёшься, что из него выкручивать. И уточни у родных, не было ли какого поклонника у их дочурки постоянного. Я тут узнал, что один в свитере её встречал после школы частенько. Ну, давай, я побежал к Ларисе Ивановне. А ты там не копайся, я тебя в участке ждать буду. До победного, Михалыч, так что ты про меня не забудь.

*
Не забудь
Не забудь
Андрей Васильевич, Вы только не забудьте, что меня не убивали. Я сама ушла, я всегда хотела. Вы лучше меня не ищите. До свидания. У меня…
Михалыч меня разбудил, когда уже совсем стемнело. На, Андрюх, ставит на пол системник, а сам падает в кресло. А говорю: «Неужели так замотался?» А он мне в ответ: «Да родители её вымотали, орут: ребёнок пропал, а вы, мать-перемать, баклуши бьёте, жопу в кабинете просиживаете!» - Михалыч сплюнул в угол, растёр руками лицо.
«Вот тебе, - говорит, её компьютер, не дай бог не найдёшь там чего-нибудь. Я еле втолковал им, зачем он нам да на что».
«Заявление вот всучили очередное, - кидает бумажку на стол, - я уж и сам верю, что девчонка сбежала».
Я только плечами пожимаю: два дня прошло с момента пропажи, обязаны принять заявление и «сделать всё возможное». Если бы не эти две ненормальные, полуголые по улице шарахающиеся, может, и не раздули бы из мухи слона. Эти две вот масло в огонь и подлили: шутка ли – подросток лишился рассудка!
Михалыч кивает согласно: само-собой, случай уникальный, но чёрт их знает этих подростков, чем они там сейчас занимаются, собираясь группами в подвалах. Может, принято у них так сейчас, может, сектанты какие, может просто наркоманки обдолбаные. Да мало ли что случиться могло. Вот только сейчас крайними останемся, как всегда, мы, потому что это не девочки оказались слабенькими на передок и попёрлись ночью в подвал жилого дома, а некий маньяк в лице школьницы Лены силой их туда затащил, а сам потом растворился в воздухе, надругавшись предварительно над тонкой психикой своих товарок. Ёб твою мать, Василич, надо это дело закрывать, а то раздуют опять до городского масштаба, а все шишки на нас!
Я усмехаюсь невесело: шишки, говоришь?
А, кстати, что там с нашими шишками и всем остальным лесным мусором. Кто-то же и зачем-то его в подвал приволок? Зачем-то же ходил этот кто-то в лес, по кой-то хрен ведь собирал всё это дело. Там и осока была, я помню. И цветы жухлые. И грязь, помнишь, с болота! Так это-то по кой чёрт понадобилось в подвал тащить?
Михалыч мне на это не ответит, плечами пожмёт и махнёт рукой. Дело – дрянь, но и с этой дрянью хочешь – не хочешь, придётся что-то решать. Ему самому никогда не нравилось фальсифицировать исход дела, но и открытым его держать нельзя. Девчонка не найдётся – пропала без вести. Двух свидетельниц допросим, если получится - адекватные показания в протокол, невнятный бред за борт. По вверенной территории – патрулирование на месяцок, потом, если без происшествий обойдёмся, то снимаем. Так что, - Михалыч тянет лыбу, пытается меня подбодрить, - прорвёмся. Раньше проносило, и сейчас пронесёт. Ты, Андрюх, что-то больно нервный стал. Тебе в отпуск, кстати, не пора?
Я упаковываю винчестер для передачи в соседний отдел. Мне в отпуск как раз самый срок, но я боюсь, что отдыхать меня отправят силой, а потому качаю головой, говорю, что ещё месяц. Или два. Не хочу сниматься с дела. Сам не понимаю почему, но что-то подсказывает, что именно на этот раз мы обойдёмся без фальсификации и подмены фактов. Раньше я такое только в фильмах видел и тихо радовался, что в реальной жизни подобное происходит крайне редко. По-крайней мере это обыкновенно проблема столицы, а не такого маленького городка, как наш. Но, кажется, сейчас придётся, скрипя зубами, признать: это именно оно. Именно секта и именно в подвале соседнего с моим домом. В подвале что-то произошло, что-то помимо шишек-веток напугало до смерти одну школьницу и свело с ума вторую.
Что-то заставило девушку Лену, ученицу старшего класса средней школы, спуститься в сырость и грязь, что-то вынесло её оттуда или закопало настолько глубоко, что даже специалистам откопать оказалось не под силу. И что это может быть? – чешу затылок, - соображений ноль. Ноль явных улик, ноль догадок о мотивах. Зато подозреваемых хоть жопой жуй, как говорится. Десятая часть школы да ещё пара человек за её пределами. И за что, всё-таки, так тебя ненавидели, Леночка, что даже после твоей пропажи не покидает ребят надежда, что ты сдохла под кустом?
Я потираю переносицу.
«Мне тут снилось…» - говорю, но Алексей Михалыч меня перебивает.
«Андрей, - говорит он мне, - а знаешь ли ты, что моей старшей уже пятнадцать?»
Я только удивляюсь: это Анютке-то?!
Михалыч кивает: ну да, ей.
«Так вот, - продолжает напарник, - Анютка мне тут прислала кое-что, - Михалыч достаёт телефон, - спасибо, доченька, конечно, - он протягивает мне аппарат, - по ссылке перейди, там фотографии. Анютка говорит, что это та самая пропавшая Лена».
Я беру телефон, тыкаю на ссылку, жду, пока картинка загрузится.
«А ещё она говорит, что никто не хочет, чтобы мы её искали, - Михалыч снова откидывается в кресло, он очень устал, разговоры с родными порядком выматывают, - она так и сказала: пап, никто не хочет, чтобы она в школу приходила. Ну дети пошли…»
Михалыч притих в кресле: задремал, наверное. А я уставился на экран, жду, пока фотографии прогрузятся. Во, первая есть. Беру очки со стола, сажаю на нос, наклоняюсь ближе. Качество не очень, снимали, видимо, издалека, но кое-что вырисовывается ясно: поляна у озера (нашего озера, я это место хорошо знаю), вечер, уже темнеет. Костёр на поляне (этого, кстати, делать нельзя), брошенные около костра вещи.
И девушка.
Голая, стоит, обернувшись к камере, как-будто заметив, что её снимают. Вроде, удивлена, а вроде, и испугана.
На следующем фото лицо и фигуру видно лучше. Обнажённая Лена (в том, что это она почти уже нет сомнений) наклоняется к костру и что-то бросает в него.
Третий снимок сделана уже ближе, теперь Лена убедилась, что её фотографируют, и поднимает с земли свою одежду.
Михалыч сонно кидает мне с дивана: «Анютка говорит, что есть ещё фотографии. Но достать их уже не получается, после исчезновения Лены их из сети удалили».
Я молчу, перелистывая три изображения снова и снова.
Ну дела, Леночка… Ну и дела…

ту би континью %)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Рассказы с плохим концом

главная