Эльстер
воронёнок не хорош
Рассказ, написанный на той же волне, что и предыдущий. Но на этот раз более мрачный и сюрреалистический бредовый.
Саммари: Одинокая обезумевшая девушка каждый вечер выходит на улицы ночного города. И всё, что она несёт с собой - это боль и страдания...

Фиаско


О, этот бездонно-тёмный вечер, холодно-воздушный, влажный осенний вечер на выходе из подъезда. Этот ветер, что заставил её поёжится, плотнее запахнув кожаную крутку, восхитительно-ледяной, которому она с наслаждением подставит своё лицо! Рики выходит на ночные улицы – своё королевство. Здесь всё принадлежит ей!
И этот свет в окнах многоэтажек, и низкие уличные арки, весь этот бетон, вся эта мешанина из асфальта, плиточных стен, проволочной ограды, тумана фонарей и лунного света… Рики идёт по улицам, одинокая непровозглашённая королева ночного города, и ей кайфово, просто непередаваемо кайфово!
Рики не боится. Ни маньяков, ни бомжей, ни приставучих парней, ни ментов.
Потому что она – часть города. Она едина с ним. Он становится её хранителем, стоит ей ступить на шаг из подъезда, вплетаясь в его непередаваемо прекрасную атмосферу, где урбанистика тонко граничит с красотой ночной природы.
Здесь всё её, и она не боится.
Наоборот – её стоит бояться.
Если вы красивая девушка с русыми волосами до плеч и большими голубыми глазами на курносом миловидном личике, вам надо бежать, когда увидите её – тёмную худощавую фигурку в распахнутом плаще до пят и тёмным хвостом волос. Не смотрите на то, что она ниже вас ростом. Не поддавайтесь на приятный голос и обаятельную улыбку. Не обманывайтесь тем, что она – всего лишь девушка.
Это Рики.
Не надо ждать, пока она подойдёт к вам. Если бы вы стали к ней близко-близко и сказали бы «а ты помнишь Рени Энроуд?», вы бы увидели, как исказятся черты безмятежного лица в гримасу, какая судорогой сводит морды мёртвых животных – с оскалом и выползающими шарами глаз из глазниц. Вот тогда бы вы поняли, что не стоило этого делать.
Но вы этого и так не сделаете – и даже не потому, что вы не знаете, кто такая Рени Энроуд и почему ночная скиталица Рики не переносит её имени. Просто вы привыкли жить в уютном, добром мирке, где таким страшным вещам, как история Рени Энроуд просто нет места. А уж том, что нечто подобное может случиться и с вами, вы и предположить не можете. Даже если бы всё это начало происходить у вас на глазах, ваш мозг просто отказался бы воспринять это, как реальность.
Поэтому вы никуда не бежите, когда замечаете вдали эту фигурку. Да и с чего бояться? Время ещё совсем не позднее. Просто осень, поэтому темнеет рано. А вы возвращаетесь из магазина, у вас тяжёлые сумки. Вы купили много продуктов, наверное, что бы приготовить себе вкусный ужин. А может, не только себе, но и любимому человеку, с которым вы, возможно, живёте. Или даже целой семье. А может, у вас завтра гости? Иначе с чего вы накупили столько продуктов?
Вот вы идёте, и даже совсем не думаете о фигурке в распахнутом плаще, которая движется вам навстречу – нет, вы думаете о завтрашнем дне, о тяжёлых сумках, о ключе с брелком в глубине кармана, об учёбе или работе… И вдруг – оп! Ну надо же! Какая неудача… Порвалась одна сумка! И из неё покатились апельсины или помидоры – ну или что вы там предпочитаете, — разбилась об асфальт бутылка дорогого вина… Ай-я-яй, ну что за невезуха…
Но удивительно, фигурка в плаще, эта маленькая девушка с хвостиком чёрных волос, не проходит мимо! Она бросается к вам, и начинает помогать собирать продукты. Кстати, вы удивлены, что сумка порвалась? А она – нет. Ей так надо было, поэтому так и случилось. Нет, она не колдунья. Просто она – часть города, по которому вы идёте, не забывайте. Город сам подсказывает ей, что может сейчас случится. А она умеет слышать его послания и подстраивать под них свои цели. Они союзники.
Так вот, она немедленно бросается на корточки и начинает собирать разбегающиеся фрукты, овощи, консервы… Что вы скажите в ответ на такое? Вы ведь, наверное, не ожидали? Уж наверняка вы начнёте её благодарить, может, даже будете из вежливости щебетать что-то вроде: «Ничего, ничего, я сама справлюсь…» Но мысли ваши будут только об испорченных покупках, и стыда… Кстати, а перед кем стыдится-то? Тут, кроме, вас с Рики никого нет. Она-то знала, что здесь никого не будет. А вот вы не знали. И не заметили этого. И не заметите, потому что разве может исходить какая-то угроза от низкорослой худенькой девушки с чёрными волосами? Нет. Так зачем же обращать внимание на такие мелочи.
А она галантно скажет вам, что ей совсем не трудно.
— Вы, кажется, расстроены? – спросит она вежливо, почти по-джентльменски. – Давайте я помогу отнести вам сумки.
Вы запищите, начнёте протестовать, но вообще-то после такого огорчения вы очень хотите помощи и сочувствия. И вот какой прикол – Рики это понимает. Поэтому она сумеет вас убедить. Скажет, что ей всё равно сейчас нечего делать. Или что она не может бросить в беде человека. Возможно, слово «человека» она заменит на словосочетание «такую прекрасную хрупкую девушку». Рики безошибочно подберёт те слова, которые смогут вас уломать. Она это умеет. Не сомневайтесь.
И вот она возьмёт у вас порванную сумку и спросит, где вы живёте.
Вы скажите ей адрес или путано объясните словами, если у вас хорошая зрительная память. Вы будете идти, думая о чём-то своём, мимо потухших окон, за которыми люди спят и не видят вас. Рики будет шагать впереди. Она вам очень понравится. Вы и сами не поймёте, почему. Если вы болтушка, она легко и непринуждённо завяжет с вами интересный разговор. Если у вас будет настроение помолчать, Рики будет идти молча. Ваши каблучки или подошвы будут стучать по шершавому мокрому асфальту, и вы вдруг почувствуете себя необычайно комфортно рядом с этой странной девушкой.
Вдруг в какой-то момент она остановится и скажет:
— Я знаю более короткий путь до вашего дома. Сумки тяжёлые, может, воспользуемся быстрой дорогой?
И вы, конечно же, согласитесь. Вы последуете за ней так же доверчиво, как котёнок за мамой-кошкой. И вы даже не спросите маршрута этой дороги. Потому что, при всём вашем недалёком умишке, притуплённая ежедневным мусором из телика и интернета интуиция сумеет почуять в этой девушке дух самого Города – а разве можно не довериться Городу? Можно. И даже нужно. Но вы этого не поймёте.
Вы ведь ничего не боитесь. Но не потому что вы смелая. А потому что вы всего лишь хорошенькая златовласка с большими голубыми глазами, которая привыкла жить в пушистом розовом мирке, где нет ничего более страшного, чем прыщик на вашем смазливом личике. И вы ни хрена не понимаете. Потому и не боитесь.
Вы пойдёте за ней, за Рики.
Вы не будете знать, что в это время она вспоминает Рени Энроуд и те времена, когда она, Рики, была великолепной красавицей, чувственной и развратной, которой не мог отказать никто. Он была обольстительницей, не знавшей поражений. Она не была проституткой, но покорения, покорения людей, прекрасных и гордых, красивей, чем она сама – вот единственное занятие, которое она по-настоящему любила. Это делало её счастливой.
Но потом ей встретилась одна – та, которую Рики желала сильнее всех остальных. Но именно она ей отказала. Рики не знает этого, и никогда не узнает, но Рени Энроуд, да-да, та самая, что отказала ей, по природе своей была садисткой, особо извращённого и жестокого вида – ей нравилось ломать человека духовно, а не физически. Рени доставляло это наслаждение едва ли не большее, чем Рики – очередная сексуальная победа. Она знала, что Рики станет её последней жертвой и решила оттянуться, как следует. Рени отказывала ей вовсе не потому, что ей не нравилась Рики. А потому, что она знала, как почувствует себя Рики, когда Рени ей откажет.
Тонкие белые женские пальчики. Крутят ромашку.
«А давай погадаем, Рики. Ромашка уж точно не даст мне соврать. Давай! Я буду честной. Смотри! Любит…»
Дёрг лепесток.
«…не любит…»
Дёрг.
«…любит…»
Дёрг.
«…не любит…»
Дёрг.
«…любит…»
Дёрг.
«Ой. Смотри-ка. Не любит! Интересно, а почему это так? Кто это кого не любит? А? Как ты думаешь, Рики?»
Фиаско. Поражение. Полное и безвозвратное.
Такое не прощают.
Не должно быть в мире человека, который не пал бы к ногам Рики.
И Рики решила убить её своими руками, тем самым навсегда стерев след своего поражения с лица земли. Обратить в прах тот лавровый венок, до которого она так и не дотянулась.
Но Рени сыграла с ней злую-злую шутку, как умела она одна. Прекрасная девушка уже больше года медленно умирала от онкологии. В тот вечер, когда Рики пришла к ней, что бы стать убийцей, Рени перерезала себе вены бритвой в ванне, тем самым закрепив за собой свою победу над Рики. Венок ускользнул из её рук. А Рени ушла из жизни, ни о чём не жалея – жалкий остаток недожитых дней она променяла на смерть за любимое дело.
А Рики это нанесло удар, который её сломил.
Поражение было для неё настолько немыслимо, что это стало для неё концом.
Но надо было как-то жить. Надо было как-то сбегать от этой невыносимой боли от пережитого фиаско. И Рики нашла свой путь побега.
И когда вам, моя милая девочка, холодный клинок разорвёт надпочечники, вам не повезёт, и вы не умрёте от болевого шока. Вы ещё успеете почувствовать, как ваше тело валиться на землю, а чья-то рука хватает вас за голову, и прикладывает об асфальт с такой силой, что веки раздирает в кровавые лохмотья, а осколки крошащихся зубов протыкают язык и губы. Вы будете кричать скорее от ужаса, чем от боли, поэтому Рики придётся перевернуть вас и несколько раз вонзить нож в хлюпающий кровью рот. Ей этого будет достаточно. Она не обратит никого внимания на рассыпавшееся из ваших сумок барахло. Она просто возьмёт то, что ей нужно и уйдёт; нарочно оставив вас живыми, но перерезав на всякий случай сухожилия, что бы вы ещё были живы, когда с ближайшей помойки к вам поползут мягкие серые крысиные тельца, что бы съесть вас. И вряд ли вы вспомните, как в детстве вас до смерти напугал кадр из фильма, где пираньи живьём съели человека. Вы тогда плакали от страха, а рядом сидела ваша мама, прижимая вас к себе и успокаивающе гладя по головке.
Теперь если ваша мама и увидит ваш изъеденный скелет с наполненными кровью глазницами, она вряд ли прижмёт вас к себе и успокоит.
Бедная, бедная вы девочка, провинившаяся лишь в том, что ваши светло-русые волосы и большие голубые глаза напомнили Рики глаза и волосы той, из-за которой она стала тем, что она есть. Но не расстраивайтесь. Вы не первая и не последняя, кому суждено увидеть эту маленькую фигурку в длинном плаще на улицах ночного осеннего города. После вас ещё будут многие, очень многие, которые никогда не вернутся домой, к своим мамам, что бы те обняли их и погладили по головкам.
Кто знает… Быть может, душа Рени сейчас поёт и радуется. И никакой ад ей не помеха, если она видит, как её поступок повлиял на Рики, и сколько страданий она продолжает приносить людям даже и после своей смерти – и всем этим несчастным девушкам, и их родственникам, и самой Рики. Поверьте, если Рени это знает, то любой ад станет для неё раем. Она добилась своей цели, возможно, сама того не подозревая…
А что же Рики?
Рики живет. Ей просто больше ничего не остаётся. Жизнь в постоянном бегстве – от невыносимого, сжигающего мучения фиаско, которое уже ничто не может исправить. Потому что в глубине души Рики знает, что все эти девушки – всё равно не Рени. И их смерть не исправит её поражения. Но хотя бы это кратковременное забытье, которое позволяет ей не утонуть в бездне выворачивающего душу наизнанку мучения – ради этого Рики готова на всё.
И город её принимает. Потому что Город жаден. Ему нравятся те жертвы, что регулярно ему приносит Рики. Он готов ей помогать
До рассвета ещё далеко. Впереди почти целая ночь. Рики стоит на набережной, перегнувшись через перила, и бросает в воду камешки. Тонкие, округлые и белые. Галька, что ли?
Ох!..
Это же не камешки. Это женские пальчики.
Отрезанные.
И вот Рики стоит, кидает их в воду один за другим и едва слышно шепчет:
-…любит…не любит…

@темы: Болезнь, Воспоминания, Город, Негатив, Смерть, Суицид