Арти, бог ворон [DELETED user]
Незаконченная повесть.

матери, брату, Кате и Нелли.

Черная маска

Проносятся годы, сменяя столетия,
И тленом покрыты земля и трава,
Меняются люди, меняется время
И только любовь в душах вечно жива.
Она легко возносит в небеса,
Чтоб вдохновлять и окрылять,
Но может кинуть в бездну ада,
Когда уж нечего терять.

Белая маска

Она для всех - слепое чувство,
Она не ведает преград,
И в души чьи-то проникая,
Она стреляет наугад.
И песнь моя звучит в тиши,
Как грусти некое знаменье,
О двух сердцах, что в день один,
На поле брани, в миг сраженья,
Средь боли, стонов и смертей,
Не побороли искушенья.

Черная маска

В небе слышится плач,
Но душа уж давно,
Ввысь летит
И теперь ничего не страшится,
В небе слышится стон,
Он замолкнет и вновь,
Вихрем боли и слёз,
В тот же миг отразится.

Белая маска

Мы пришли в этот мир,
Как изгои и бездны сыны
И не можем уж больше,
Чистотой мы небес насладиться.
Мы восстали и клятву мы дали себе,
Что придёт мести час,
И придётся архангелам
С этим смириться.

Огонь. Рыжие волосы на белой атласной рубашке подобны костру на белом снегу. Рука в черной, как ночное небо, перчатке коснулась ярких прядей, заставляя обладательницу «огня» замереть. Рафаэль развернулась на каблуках, отходя на шаг от нарушителя своего покоя…
- Стоп!
Крик режиссёра заставил Аркашу дрогнуть и отвернуться от партнёра. Она снова едва не упала со сцены, подойдя слишком близко к краю деревянной платформы, на которой они репетировали.
- Аркаша, осторожнее! Не факт, что Рубен сможет тебя поймать, если ты начнешь изящно падать со сцены. Девушка фыркнула и скрестила руки на груди. С тех пор, как она перешла в эту школу рыжеволосая семнадцатилетняя бестия не представляла свою жизнь без театра. До этого, она не училась в театральной школе. Когда ей было пятнадцать лет, Аркаше задали выучить отрывок из «Ромео и Джульетты». Молодая девушка не одобряла подобные истории, но в любовь верила, желала, но не надеялась, что ей суждено её познать. Иронией судьбы, благодаря тому памятному уроку литературы, Аркаша оказалась в мире ролей и масок.
Этот спектакль целиком и полностью был её. О ней. Мюзикл «Белое на черном» через неделю должен был греметь на сцене этого театра. Аркаша ждала этого, она мечтала передать зрителям те чувства, что она отдавала окружающим её актёрам на сцене. «Скорее бы»,- с каждым днем торопила она события.
- Аркаша, - тихий баритон над ухом заставил её вздрогнуть и выскользнуть из воспоминаний. Рубен стоял рядом с ней, придерживая её за талию, чтобы она ненароком всё же не свалилась со сцены. - Опять в облаках витаешь, - мрачно заметил он, - У нас через неделю премьера, а ты так и жаждешь свалиться со сцены и свернуть себе шею, - с некоторой иронией и ядовитостью бросил мужчина.
Рубен был старше Аркаши на четыре года. Это был мрачный, замкнутый в себе человек, который очень выборочно общался с людьми, а уважал и этого меньше «Мистер язва с каменной физиономией». Да, так между собой его называли все актёры. Именно Рубен, присутствующий на тогдашнем уроке литературы заметил талант рыжеволосой пятнадцатилетней девушки. В тот год он заканчивал школу, а сейчас темноволосый парень продолжает занимать роль ведущего актёра театра и помощника режиссёра, да еще и учится на «отлично» в университете. Аркашу всегда поражало, как у него всё это получалось. Поймав себя на мысли, что она действительно слишком глубоко ушла в себя, девушка, наконец, нашлась что ответить, ибо холодная рука партнёра на своей талии явно мешала, выводила, злила.
- Ты уж меня прости, но не мог бы ты перестать меня держать, я, конечно, имею привычку уходить в себя, но с координацией у меня пока всё в норме.
Холод ладони исчез, пара размашистых шагов, и темная спина Рубена скрылась за кулисами.
- Репетиция окончена, все по домам, - бросил немолодой мужчина устало, - Аркаш, а ты будь поспокойнее к нему. Я понимаю, что вы все на нервах, но всё же…Он конечно не сахар по характеру, но если брать психологию…
- Не начинайте, - мрачно бросила девушка, тряхнув рыжими волосами, - Я это и без вас знаю. Спрыгнув со сцены, она направилась в гримёрку переодеваться. Что-что, а рыжая не любила медлительность, её бесило, когда что-то происходило медленнее, чем она хотела. Поэтому скинув с себя белый наряд, Аркаша резко, до треска в швах накинула на себя рубашку. Если она на кого и злилась так это на себя. Причина на это была одна…
Любовь. Да, это чувство вспыхнуло к этому мрачному человеку довольно давно. Сначала это была симпатия и уважение, а с приходом «Белого на черном» страсть. Те чувства, что Аркаша выражала на сцене целиком и полностью принадлежали Рубену. Он позволял ей слишком многое на сцене и сам порой пускал всё на самотёк. Ей вспомнился поцелуй Рафаэль и Вельзевула во втором акте. Когда они его первый раз репетировали вне сцены, девушке показалось, что вечно собранный Рубен на миг потерял контроль над собой, ибо жар, который Аркаша испытала от его губ, казался более чем настоящим. Больше такого не было, дальнейший проигрыш сцены всегда казался девушке скованный льдом, и она забыла об этом. Повесив костюм на вешалку, актриса достала пачку сигарет и, засунув её в карман кардигана, вышла на улицу. Было прохладно, зима в городе была на удивление тёплой. Обычно в феврале в родном Городе Аркаши было дико холодно, по крайне мере две предыдущие зимы она замерзала основательно. Сейчас рыжая спокойно шла в кардигане и без перчаток. Правда, был один минус – ветрено. Девушка поёжилась немного, выйдя на улицу, ибо холодный пронизывающий поток воздуха напомнил ей о себе. Аркаша прикрыла глаза и, достав «Pall Mall» из пачки попыталась подкурить. Зажигалка пару раз чиркнула, но поддаваться не желала. Новый порыв ветра заставил рыжеволосую опустить руку с зажигалкой, держа сигарету между зубами, и получше закутаться в мягкую шерстяную накидку. «Похоже, стоило надеть куртку, чтобы не замерзнуть», - подумала она, засовывая зажигалку в карман. «Сегодня покурить не получится», - расстроено подумала Аркаша, - «Впрочем, не страшно, переживём». Холодный ветер потрепал её рыжие волосы, напоминая о том, что хватит стоять на месте, а пора бы двигаться домой. Стоило девушки сделать шаг, как рука в кожаных перчатках ловко вырвала у неё сигарету. Щелчок зажигалки, и в воздухе почувствовался знакомый аромат ментола и никотина.
- Держи, - спокойный ровный баритон, снова звучал совсем рядом с её ухом. Аркаша вздрогнула, взглянув на Рубена, протягивающего ей сигарету. В темно-синих глазах брюнета отражался свет фонарей, но девушка не поддалась заманиванию этих бликов и взяла тонкими пальцами злосчастную сигарету.
- Спасибо, - бросила она устало. Парень лишь молча кивнул, закуривая свою. Несколько минут они молчали, занятые своими мыслями.
Это молчание всегда было приятно для рыжеволосой, редко она чувствовала себя по-настоящему в безопасности, редко ей бывало так спокойно, как в такие минуты. Сигарета дымила, унося голубые колечки во тьму ночного неба. Аркаша наблюдала за ними, её серо-голубые глаза казались пустыми и безразличными, она опять ушла в свои мысли.
- Аркаш, я провожу тебя, - Рубен первым нарушил молчание, туша сигарету ботинком о землю, - А то ты тут навечно останешься, и завтра мы будем наблюдать прекрасный ледяной памятник актрисе нашего театра. Памятник отмер и, затянувшись, повернулся к Рубену и выпустил дым ему в лицо. Он скривился от такой наглости, но промолчал.
- Это тебе в отместку, - бросила она с раздражением в голосе.
Рубен хмыкнул и слегка приобнял её, подталкивая в сторону дороги.
- Пошли, у меня ноги мёрзнут.
Аркаша тоже чувствовала себя не очень шикарно на вечернем холоде, но сознаться в этом не хотелось. Впрочем, рука Рубена, пусть даже на секунду прикоснувшись к ней, отлично почувствовала мелкий озноб, колотивший девушку. Рубен знал, что Аркаша не самоубийца, но показывать свою слабость перед кем-то она никогда не хотела, мужчина слишком хорошо её изучил за последние пару лет. Упрямая, немного ленивая в том, чем не хочет заниматься, но открытая и трудолюбивая в любимом деле, болтливая, иногда наглая и язвительная…Такой была Аркаша в его глазах.
- Пошли быстрее, - бросила рыжеволосая, - А то в памятник превратимся вместе и будем вечно тут торчать, - ирония проскользнула в её голосе, но всё же он дрожал.
Не дождавшись ответа, Аркаша быстрым шагом направилась в сторону дома.
«Похоже, она окончательно замёрзла», - подумалось ему, глядя на хвост рыжих волос чуть впереди себя. Брюнет проводил её взглядом и не спеша двинулся следом. В конце концов, пока он рядом, с ней ничего не случится.

@темы: Авторское, Болезнь, Друзья, Любовь, Разлука, Рассказ, Стихи, Творчество