13:02 

Это не история любви, но рассказ о том, как мужчина и женщина полюбили друг друга

Мертвая звезда
Ты разбил мне сердце - я оторву тебе голову!!!!
Тихо – тихо падал мокрый снег.
Опускаясь на Землю, он таял, издавая последний стон, предсмертный стон.
Молодой человек в темном длинном пальто, бросил сигарету на снег, и пошел.
Наступала весна, но в душе у него поселилась вечная осень.
Вечная тоска по непрошедшему.
Непришедшему…

Это не история любви, но рассказ о том,
как мужчина и женщина полюбили друг друга.

Глава I
Не всегда все, что делается, делается к лучшему.

Луч солнца зловещим клинком проникал в приоткрытое окно, заставляя открыть глаза. Резкая боль пробила висок.
- О – только и смог сказать я.
В голове начали всплывать события вчерашнего вечера. От чего становилось еще хуже. Как там говорится?
- Ну как отметил выходные?
- Отлично, вот только жена и друзья со мной не разговаривают. И почему то мой кот решил окраситься в розовый цвет.
Подарок в коробке, подаренный другу на день рождения, грохот музыки в одном из ночных клубов, самбука и множество девочек, которые были не против повеселиться за чужой счет, расплатившись за это все своим телом. Бешеные танцы на танцполе, какие-то новые, якобы выгодные знакомства.
Потом…
Эта необычная встреча. Воспоминания нахлынули волной.
Я обернулся, и увидел, что я не один. Слегка, вытянув шею, я посмотрел – кто это?
Не ошибся. Темные волосы, чуть короче плеч. Белая кожа. Нежный изгиб шеи.
«Настя – прошибло меня – девушка моего коллеги по работе» - воспоминания одно за одним посыпались из памяти: мы вышли из клуба, Пит – face – контроль – не пропускал каких-то девушек в клуб, одна из них сильно ругалась, стараясь всеми способами обратить на себя внимание.
Почему–то она привлекла мое внимание. Присмотревшись на ее подругу, я понял – что это две студентки из Академии, они часто заходят в мой бар. То есть не совсем мой, но именно в этом баре я работаю барменом.
-Насть – потянул я ее к себе – Настя – она сначала начала отбиваться, напустив такой вид, что она самая независимая, но потом, увидев меня, улыбнулась, хотя слегка раздраженно:
- Представляешь, этот мудак не пропускает нас! – за собой она тянула девушку.
Я попытался вспомнить ее имя, и точно знал, что они ходят всегда вместе - подружки, но никак не мог вспомнить ее имя.
«Лиза, Лена, Лариса» - но имя никак не шло.
Настя была чем – то возмущена и кричала все сильнее. Понимая, что Пит ее все равно не пропустит после таких выходок, я предложил поехать им ко мне.
- Не, дружище, от меня не дождешься, я знаю чего вам там всем надо, и чем все эти посиделки заканчиваются.
«Набивает цену что ли?» - подумал я, но вслух сказал совсем другое:
– Да ладно тебе, бери подружку, и погнали – никакого секса не будет, у нас и так с Тёмой проблемы, что бы он еще и за это меня ненавидел – проверил я струны ее души.
И по выражению лица увидел, что это правильная струна. Настя всегда любила развлекаться, мне нравилось, что они никогда не унывала. Но пару месяцев назад она начала встречаться с барменом из бара, в котором работаю я. Мне не нравился этот парень не причинам личной неприязни, а потому, что у нас были разногласия в ведении дел.
Они были счастливы вместе, это было важно. И мне не хотелось разрушить их идиллию. Но в последнее время я заметил, что они все чаще ругаются, недовольны друг другом. В ее глазах я все чаще видел раздраженность и злость. И, видимо, сейчас они снова поругались, и она решила повеселиться.
В принципе, свойственная девушкам ошибка – поругавшись с парнем, они отправляются во все тяжкие. И натворив глупостей, пытаются вернуться с глазами виноватой собаки. А уж простить ли измену – дело в силе отношении. Одни не прощают измен, другим становится просто всё равно. А третьи умалчивают о произошедшем, становятся мягче и добрее. И отношения становятся не такими чистыми, но более крепкими.
-А ты ему ничего не скажешь? - продолжила она.
-Да не скажу – и потянув ее за руку, мы начали выходить из толпы.
Наконец, появилась минутка познакомить Настю с моими друзьями. Но мне было неудобно, что я никак не мог вспомнить имя девушки рядом с ней. Светлые волосы, большие, и какие-то по-детски наивные глаза, темное пальто и скромная улыбка – все эти мысли проскочили у меня в голове в течении трех секунд, пока я не придумал, как сгладить неловкость.
Но моего вмешательства не потребовалось, потому что Поль – шеф-повар из нашего бара, заговорил первый:
- Настя, какая встреча? А как же Тёма?
- Да ладно тебе, с меня пиво, а с тебя молчание.
- По рукам – проговорил Поль, хлопнув Настю по руке, они все время обменивались какими-то шутками, и, судя по всему, были хорошими друзьями
- Ну, а это кто? – продолжил он - Мне кажется, я много раз ее видел с тобой в баре, но, к сожалению, у нас только Вова знает всех по именам – и, посмотрев на меня, подмигнул глазом.
Только я собрался сказать, как Настя громко воскликнула:
- Да ладно! Ты не знаком с Лёкой??? - и посмотрела на Поля удивленными глазами, как будто видела его в первый раз.
- Вот теперь знаком – улыбнулся Поль, и поцеловал руку девушки. У меня внутри что – то зажглось.
Я не понял, то есть не успел понять, потому что следующее чувство захватило меня врасплох. Рыжий, или просто Андрей, довольно грубо отодвинул меня и сказал:
- Почему я не знаком со столь прекрасными девушками – Рыжий был барабанщиком в одной из еще пока не известных групп, но подающих надежду.
- Я – Настя, а это – Лёка.
Опередив меня снова, я хотел задать вопрос, но мне казалось, что я как в тумане, и снова меня опередил Поль со своим африканским акцентом:
- Лёка, наверное, это ненастоящее имя?
- Абсолютно настоящее! - снова вставила Настя – Это как Царица Анастасия, единственная кто выжил из семьи Николая II – улыбнулась она. Улыбка у нее была замечательная, белые красивые зубы, газа с огоньком.
- Мне порой кажется, что я историю знаю лучше, чем все русские вместе взятые – ответил Поль.
- Ну – ну.
- Так имя – то какое? - вернул к теме Рыжий – и только Настя собиралась что – то ответить, Рыжий прервал – может Лёка сама представится?
Лёка не заставила себя долго ждать, как будто только и ждала этого вопроса, и когда кто – нибудь обратит на нее внимание.
- Алена – в этот момент мне показалось, что голоса прекраснее я никогда не слышал.
- Алёна? - переспросил Рыжий.
- Точно.
- Так значит у нас тут 2 Царицы – Елена и Анастасия? - наконец смог вымолвить я.
- Да как же – снова засмеялась Настя – Елена была прекрасная, а Анастасия действительно царица!
- Я не Елена – достаточно четко, но опять же с улыбкой, ответила девушка.
- Ладно, ладно! Холодно уже, лови бомбилу – произнес Поль – я еще не привык к вашим промозглым зимам!
- Зато говоришь только на сленге! – прокомментировал Рыжий.
Рыжий, который хотел казаться джентльменом, поднял руку в надежде поймать такси. Но машины, одна за одной, пролетали мимо, разбрызгивая грязь из под шин. После двух сигарет и десяти минут бесполезной борьбы с московскими дорогами, Настя подошла к дороге, и не успев поднять руку, тут же остановился Лексус.
Через двадцать минут мы были у меня. Обычный беспорядок, кажется, не удивил никого. Я кинул в шкаф одежду, которая валялась кучей в зале, и, обернувшись, поймал неодобрительный взгляд Лёки.
«Какая она, к черту, Лёка» - поймал себя на мысли – «Она Алёна. Нет, она – Алёнка» - улыбнулся я сам себе. Но вспомнив, что у меня гости, пошел на кухню.
Достав остатки чистых стаканов, Поль разлил темный джин.
- Полундра!! – громко крикнул он.
Из всех комнат потянулись люди – Рыжий, Настя, Аленка. При виде Аленки, мне, почему то сразу захотелось пойти и сложить свои вещи ровно, так что бы ей понравилось.
- Ты чего такой ошарашенный – толкнула бедром меня Настя.
- А почему бы - начал отвечать я, но в этот момент Рыжий начал говорить замыленный тост про присутствующих здесь дам.
Мы выпили, и потекли веселые разговоры. Меня словно кто – то царапал по спине:
«Иди, убери свои вещи…» - не выдержав, я вскочил и пошел в комнату. Достав пачку одежды, мне стало не по себе – «Что я делаю, как будто в одно место ужаленный. Ну, лежали они тут, пусть и дальше лежат, и еще 100 лет пролежат» - всплыла мысль – и снова запихнул их в шкаф.
Под веселый хохот я зашел снова на кухню. Сигаретные струйки поднимались к потолку, оставляя на нем серый налет.
Я посмотрел на Аленку, они о чем – то оживленно беседовали с Рыжим. Прислушавшись к разговору, я понял, что речь идет о медицине, операциях, и об остром желании Алёнки попасть в морг на экскурсию.
«Какая странная девушка» - подумал я, под переубеждения Рыжего – «Какому нормальному человеку захочется заглянуть в глаза смерти?» - но девушку было не остановить. Глаза горели, казалось возбуждение мысли преобладает ею.
Может быть, это действие алкоголя, но почему – то захотелось исполнить все –все ее желания. – «Что – то со мной не так. И мыслей раньше у меня таких не было. Разве что когда в лагере ко мне подошла моя вожатая, и отвела в лес.» - я улыбнулся собственным мыслям. Когда мне было около 14ти лет, родители отправили меня в лагерь. Мы были еще не смышлеными парнями, которым было интересно гонять мячик по полю и пробовать алкоголь. Конечно, мы говорили о девушках, дергали их за косички, но ничего серьезного ни у кого из нас не было. Если кто – то и провожал девушку домой, то подвергался насмешкам и ехидным шуточкам. И вот однажды, каким-то образом Рыжий, который, кстати, тоже был со мной в лагере, достал бутылку самогонки у бабки из деревни. Спрятавшись недалеко от озера, мы с ребятами выпили ее. Вот за этим делом нас и застала Ольга Владимировна, вожатая нашего отряда.
Ей было около тридцати лет, у нее были длинные светло каштановые волосы, серые глаза и отличная задница, которую так и хотелось потрогать. Я был выбран жертвой, и мы пошли с ней через лес в сторону здания администрации. Но, к моему счастью, там никого не оказалось. И директорский стол скрипел в течение нескольких часов. Там не было ни одного места, где не было бы наших тел. В это же время мои друзья волновались, и боялись исключения.
Но Ольга ничего не сказала. Я думал о ней каждую секунду, готов был исполнять любое поручение, любое желание. Под конец нашего заезда ее стало раздражать, что я хожу за ней хвостиком. Потом мы уехали, но я писал ей письма о любви, даже собирался приехать в ее город, который находился в километрах 200 от Москвы. Но однажды получил ее фото – она в свадебном платье, и один из вожатых в лагере. Вот тогда мне стало искренне больно, у меня болело сердце, я начал напиваться каждый день, и однажды, напившись таблеток, попал в больницу. И там эту любовь из моего сердца вырвала молоденькая мед. Сестра Мариночка Светлова.. Ой, что – то я увлекся воспоминаниями. Прислушавшись к разговорам, я понял, что мои мысли заняли буквально секунды.
Внезапно из соседней комнаты раздались глухие басы африканского репа, сменяющиеся мексиканскими напевами.
- Fuck! - крикнул я – Поль, здесь никто кроме тебя не слушает реп!
Но похоже, я уже стал не хозяином собственной квартиры, так как покачивая бедрами, Настя начала двигаться в такт музыки.
Рыжий и я, как зачарованные, наблюдали за сим действом. Я услышал шепот Поля:
-Так что говоришь, никто реп тут не слушает? - после воспоминаний о летнем лагере, мои мысли потекли в другом направлении, и я уже забыл, практически забыл об обещании, данном Насте около клуба.
И уже все аплодировали друг другу, повторяя странные звуки, звучащие из колонок. Аленка, встав с противоположной стороны стола, тоже громко что – то кричала и двигалась в такт музыке. На щеках появился румянец, в глазах лихорадочный блеск.
Я подошел к ней, обняв сзади, начал повторять ее движения.
Выпив еще стакан джина, мы решили вспомнить классику - включив старые альбомы «Короля и шута» - мы продолжили веселье. Поль громче всех кричал знакомые ему слова и восхищался девушками. Кто – то рассказывал истории из жизни, кто-то что – то говорил.
В полусне взял гитару, и начал петь что – то о любви, по ходу добавляя из головы.
С головы сорвал, ветер мой колпак – завели мы. Тут был весь репертуар – И агата Кристи с черной луной, и Чиж с песней о любви, и Кипелов со словами, что он свободен.
Свободны в данный момент были все. В квартире присутствовал дух полной свободы, как будто обманчивого освобождения, как будто обманчивых влечений.
Настя сидела рядом и подпевала, нежно поглаживая меня по руке. Напротив сидела Аленка, со своими большими грустными глазами, заплетая длинные волосы в косичку, и тут же расплетая ее.
Когда ночь растворялась в печальном рассвете, глаза слипались, приводя мысли в беспорядок. Я побрел в свою комнату..
Зайдя, я увидел, что из шкафа вывалился комок с вещами. И снова дико, прямо до боли, хотелось собрать его и подойти к Аленке, похвастаться, сказать – Смотри, смотри как все аккуратно!
Я сел на корточки и взял рваные джинсы, именно с них я решил снова начать наводить порядок в шкафу. Неправильно. В первую очередь мне надо было подумать, и привести свои мысли в порядок.
Но тут чья – то рука легла мне на плечо.
- Я знаю, что ты никому ничего не скажешь. – немного хрипловатый шепот и шум в голове - комок стал в горле, туман сизой дымкой сигареты вошел в мозг – девичья рука поползла к пуговке на рубашке. – Никому – шептала девушка. Я закрыл глаза, непроизвольно разжалась рука, и джинсы выпали из рук.
Я целовал девушку, ее губы со страстью впивались в мои, она обнимала меня. Перед взглядом стояла Аленка. И тут я понял, что я ждал ее безумное количество времени, что всегда мечтал видеть Аленку с собой рядом. Разделить не только постель, но и душу. И хотелось. Правда, хотелось отдать ей сердце. Завернуть в подарочную упаковку, как на день рожденья поля и подарить. «Отдать тебе любовь? - и услышать ответ от неё – Отдай…»
И вот я лежу на ней, и под нами сминаются простыни. Она растягивает пуговицы и стягивает рубашку. Ее нежный руки были везде, я хотел видеть страсть в ее глазах, посмотреть, как она прекрасна. Но открыв глаза, чуть не подавился собственным криком - сверху на мне сидела Настя. Ее глаза были закрыты, и ей было, видимо очень хорошо.
Теперь глаза закрыл я. И тут я почувствовал, что мой друг тоже расстроился. Почувствовала это и Настя. Но ее умелые руки сделали все правильно…

Глава II
Не надо жалеть о том, что произошло,
Лучше жалеть о том, чего не произошло.


Я открыл глаза. Резкая боль пробила висок.
-О – только и смог сказать я.
В голове начали всплывать события вчерашнего вечера. Подарок в коробке, подаренный другу на день рождения, грохот музыки в одном из ночных клубов, самбука и множество девочек, которые были не против повеселиться за чужой счет, расплатившись за это все своим телом. Бешеные танцы на танцполе, какие-то новые, якобы выгодные знакомства. Потом… Эта необычная встреча. Воспоминания нахлынули волной.
И все таки - я обернулся, и увидел, что оказывается я не один. Слегка, вытянув шею, я посмотрел – кто это.
Не ошибся. Темные волосы, чуть короче плеч. Белая кожа. Нежный изгиб шеи. «Настя – прошибло меня – девушка моего коллеги по работе» - воспоминания одно за одним посыпались из памяти. Я снова закрыл глаза. Где то в голову всплыл образ Алены. Такой нежной девочки с большими глазами…
Я встал, выпил минералки, которую нашел тут же, среди вещей и вышел на кухню. Идеальная чистота больно резала глаза. Такого в моей квартире не было со времен… Я вообще не помню что бы в моей кухне была такая чистота.
Заглянув в соседнюю комнату, я удивился еще больше – свежий воздух, ветер заставлял шевелиться шторы. Полный порядок, и тишина….
Позже дни потекли один за одним – нескончаемая череда клиентов в баре, сон, клубы, концерты, девушки, и снова бар. Иногда накатывала мысль о том, что все таки очень хочется собрать и сложить ровно те вещи, которые ровной кучей лежат посреди комнаты. Мысли об Алёнке все реже посещали мою голову, но со мной была Настя. То есть по-прежнему, Тема работал в баре, Настя часто приходила к нему, но теперь она была всегда одна. То есть без Аленки. На мои вопросы о ней, она все время либо отмалчивалась, либо переводила тему, либо разворачивалась и обиженно выпячивала губу.
Тема не знал о наших отношениях, да и остальные мои друзья об этом не догадывались.
С завидной частотой любого мужчины в моей квартире менялись девушки – Светы, Маши, Тани и Оли, но только одна девушка из них повторялась, это была Настя.
Она приходилась, мы занималась с ней отрадным сексом, не думая ни о чем, не рассуждая, только веря в силу тела и оргазма.
Однажды мы опять приехали ко мне большой компанией. Это были мои друзья из Академии, но Насти не было. Улучив момент, я просил у одного из друзей об Аленки.
- Алёнка? А что Алёнка? Она перешла на вечернее, и устроилась работать в какую то крутую компанию. Никаких тебе рваных джинс и маек – очки, конский хвост, деловой костюм из самый лучших бутиков Москвы. Гламур – тужур, короче.
Но тут кто-то отвлек нас, и мы продолжили веселиться.
Утром, как обычно, все разошлись. И только в моей кровати осталась Маша. Томно улыбаясь она спросила:
-Может тебе помочь убрать?
- Помоги – достаточно грубо, что не похоже на меня, сказал я.
Мы начали с кухни, перекидываясь веселыми шутками и приколами.
Но когда она вошла в комнату, и начала разгребать те самые вещи, внутри меня что-то лопнуло и разорвалось. Я оттолкнул ее и очень грубо сказал:
-Не лезь к этим вещам! - наверно в этот момент во мне свирепствовал зверь.
- Придурок – обиделась она, и развернувшись на пятках, оделась и громко хлопнула Дверью. Наверное, мне надо было пойти за ней, как то извиниться, но меня изнутри что то съедало - я стал сам уже убирать вещи, аккуратно скалыдавыя, иногда до педантичности подбирая ширину складок и цвет.
Позже, когда очередные девушки приходили ко мне и прикасались к этим вещам, меня злило, если трогали их. Мне казалось, что это практически священный ритуал.

Глава III
Как тесен мир…

- Поль, соли!
-Тут кто шеф-повар, я или ты? - ответил Поль мне.
Сегодня нашему совсем не большому бару в районе Третьяковки повезло – очень крупная компания заказала банкет для избранных, с приглашением различных рок групп и прочих музыкальных исполнителей. Чем был основан их выбор, я не знаю, но это была явная ступенька, что бы повысить свой уровень и привлечь крупных клиентов.
Начальство было на взводе, Поль готовил лучшие блюда, а официантки не успевали менять салфетки и прочую столовую утварь.
К семи часам приехали первые гости – в основном богатые папики с молодыми женами. Началось представление, люди сидели, пили, ели и наслаждались жизнью.
Девушки хвастались друг перед другом новоприобретенными бруликами, а мужчины домами, приобретенными на островах.
Под раскаты музыки я наблюдал за одной блондинкой. С длинными волосами, сложной укладкой. Она общалась с девушками, но в глазах ее была тоска. «Что заставляет ее грустить? Или может быть ей чего то не хватает… Если не говорить о материальных ценностях» - но мысль закончить я не успел, так как в какой то момент ослеп.
В зал вошла девушка. Очки с черной оправой, конский хвост, черный деловой костюм.
И это была Аленка…
Директор компании, сидящий во главе стола, громко воскликнул:
- Поприветствуйте мою новую коллегу Алёну, это один из лучших менеджеров, и уже через некоторое время руководитель отдела продаж!
Сидящие за столом громко зааплодировали, девушки посмотрели на Алену с завистью, мужчины оценивающе. Она улыбнулась, приняла комплименты и села.
Я наблюдал за ней – ее ценили, прислушивались к мнению, а девушки пытались побольше оголить ногу или грудь, так как им больше нечем было привлечь внимание мужчин. И кто говорит, что мужчинам не нравятся сильные девушки?
Мужчина по натуре охотник, и если это сильный мужчина, ему свойственно чувство здоровой конкуренции. Алёна точно знала, чего она стоит. И Лёкой ее точно тут не назовешь.
Уделив внимание директору и его коллегам, один из мужчин подал ей пальто. Мысли в моей голове крутились быстрее, чем шестеренки.
- Артем! – позвал я друга Насти.
- Да?
- Скоро вернусь – сказал я, схватив косуху, вышел из зала. Мне было все равно, что подумает начальство, и даже если меня уволят, я буду знать, что не упустил свой счастье.
Выйдя на улицу, я увидел, что она направляется в сторону, противоположной от метро. «Наверное, где-то там она поставила машину». – я побежал за ней.
Неожиданно она повернулась.
- Привет – произнес я, тяжело дыша.
- О, привет. Давно не виделись – смотрела она на меня своими пронзительными глазами.
- Я смотрю ты стала такая деловая леди – улыбнулся я.
- Стремлюсь.
- Ну заслужить одобрение начальства у тебя получилось.
- Результаты упорного труда – в ее голосе сквозило высокомерие, но было приятно с ней находиться.
- Ален, если ты откажешься пойти со мной сегодня в ресторан, я … я тебя сейчас поцелую! – выпалил я первое, что пришло в глову.
- Это воспринимать как угрозу? – улыбнулась она.
- Ну да. Ведь тебе же не интересно с этими директорами и их девицами, пойдем. Вот пойдем хоть в «Корчму» - тут рядом, или хочешь в «Рахат Лукум». Или.. Или … Тут ресторанов валом!
- Нет. Не так. С Настей ты можешь сходить.
- С Настей не могу. Нас с ней ничего не связывает.
- Так уж и ничего?
- Нет, абсолютно! Пожалуйста, пойдем, я тебе все расскажу. – сейчас для меня было самое важное, что бы она сказала да.
- Ну хорошо. Только не надолго – произнесла она.
Мы прошли назад, мимо бара, где я работал.
- Может в Альдебаран? – спросил я, проходя достаточно хороший ресторан.
- Нет. Пойдем в Поручика, там фри вкусная – она улыбнулась.
- Все для тебя, как сказал Рома Зверь.
Мы спустились в полуподвальное помещение, прошли в дальний зал в уголок. Казалось, что когда нет людей, она снова стала той скромной девушкой из моей квартиры, из моего прошлого, материлиазовавшееся в настоящее. Мы о чем то смеялись, пили мохито, рассказали истории из жизни. Оказалось, что у нас много общего, хотя консенсусы ко многим спорам мы находили с помощью споров.
Мы не замечали, как несется время, телефоны отключили. Нам было хорошо вместе. Я все так же боялся ее отказа, но в моей голове проскакивали картины из лучших эротических фильмов. Мы приехали в ее уютную однокомнатную квартиру, и тут случилось то, чего я так давно ждал. О чем мечтал длинными ночами, и бурными, и тихими вечерами.
Взлетая в космические дали и падая в дьявольские пропасти, меняя жар ада и холод льда, наши тела сливались в одной из самых лучших рассказах новелл.
И будни уже не казались такими серыми, потому что каждвй веер мы шли гулять, из деловой девушки она превращалась в настоящую хулиганку в широких рваных штанах, с распущенными волосами, мы гоняли голубей, прыгали по лужам, стреляли из рогаток по бутылкам.
Каждый день я ей дарил розы, цветных мишек и себя, страсть, любовь и чувства нас поглощили полностью.
Проснувшись однажды утром, я посмотрел на девушку. Она сидела в кресле. А глазах стояли слезы.
-Милая моя, что случилось.? – я взял ее за руку. Из руки что-то выпало.
Взяв в руки тонкую полоску белой бумаги, я посмотрел.
- Тест? – я начал крутить его в разные стороны. 2 полоски. Точно. 2 полоски.
- Любимая, у нас будет ребенок! - я поднял ее на руки – Ура! – Я скоро стану отцом – но она почему то не разделяла моей радости – ты боишься? - не бойся, у нас все будет хорошо! – и если это будет мальчик, мы придумаем ему самое лучшее имя! И у нашего ребенка будет все самое отличное и все самое хорошее!
- Но она почему – то молчала.
-Отпусти меня.
Я осторожно поставил ее на пол.
В чем дело? - удивился я.
- Ни в чем. Ничего, Вова не будет.
-Почему? – на меня словно вылили ушат холодной воды.
- Потому что через четыре дня я улетаю жить в Германию. А сегодня я пойду и сделаю аборт.
Ушат воды увеличился. Я стоял посреди огромной комнаты, и не понимал почему. Стоя под дверью ванной, из которой шел густой пар, я разговаривал с ней:
- Объясни, почему? Что случилось?
Она долго не отвечала. Но лучше бы она молчала и не отвечала больше.
- Потому что мой шеф назначил меня заместителем директора в офисе в Берлине. Мы будем развивать производство там. И ребенок сейчас не входит в мои планы.
В ее глазах я видел снова огонек, тот огонек, когда она разговаривала с директором. Огонек , который говорит, что человек хочет стать не только повелителем мира, но и заработать все деньги мира.
Я вышел на кухню и выпил стопку водки.
- И под горячей водой ты сейчас, что бы вытравить нашего ребенка? – крикнул я.
- И это тоже был ответ.
Через десять минут она вышла, а я почти выпил бутылку водки. Мне было очень больно и обидно.
- Спасибо, мне было хорошо с тобой – сказала она.
Но тут, видимо, все что накопилось за эти несколько мгновений, вылилось на нее.
- Ты! Ты просто тварь! – я помню, что наговорил ей еще кучу гадостей, она стояла и смотрела на меня.
У меня появились тут кое какие вещи, но я одел то, что попалось под руку, и вышел на улицу. Зайдя в ближайший бар, я заказал себе еще водки.
Я не знаю сколько времени прошло, но я звонил ей, возвращался домой, где ее не было, сидел около дверей. Телефон ее не отвечал… И больше она не появилась.
Острое, режущее чувство поселилось в моем сердце.
Так шли дни, месяцы и года…

Гава IV
Разбежавшись, прыгну со скалы…
Тихо – тихо падал мокрый снег. Опускаясь на Землю, он таял, издавая последний стон, предсмертный стон.
Молодой человек в темном длинном пальто, бросил сигарету на снег, и пошел. Наступала весна, но в душе у него поселилась вечная осень. Вечная тоска по непрошедшему. Непришедшему…

По улице шла счастливая девушка с букетом роз. На ее лице играла улыбка. Вообще – то я не романтик и далеко не фантазер, но почему то в этот момент мне захотелось представить - откуда у этой девушки эти цветы.
«Судя по выражению лица, она безумно счастлива от того, что ей их подарили. А может она купила их кому – то? А может… - страшная мысль прервала мои рассуждения - А мне даже цветы купить некому.»
С того времени прошло три года…
Теперь я уже не бармен, у меня своя оптическая лаборатория напополам с другом, и я могу позвонить себе больше, чем просто 21 розу, хотя когда – то не мог получить и этого.
Я подошел к бабульке и купил у нее 21 розу.
- Найдешь то, что потерял - сказала она с улыбкой.
- Это что я найду? – спросил я в ответ.
- Счастье, сынок, найдешь.
Задумавшись, я пошел дальше - «Почему 21?» - продолжая свое шествие с белыми розами. «Почему белые?» - снова подумалось мне.
Внезапно в память врезались воспоминания, воспоминания о том, что было в молодости, воспоминания моего юности. Я понял, что нахожусь в районе метро Полянка, недалеко от своего офиса, и ноги сами понесли меня через Болотную площадь к метро Третьяковская.
Поворачивая, я подошел к фонтану, у которого в свое время мы с друзьями проводили множество ночей и дней. Я взял розу, и бросил ее в фонтан. В нем не было воды. Лишь пожелтевший снег. Летом здесь всегда много воды, а в конце зимы белая роза смотрелась очень одиноко, сливаясь с желто - серым снегом, и казалось, она глоток жизни в этом сером мире.
Пройдя мимо здания Третьяковской галереи, я вышел на набережную. Лед уже растаял, и вода быстрыми потоками неслась по заданной траектории, не позволяя отклониться от заданной траектории. Я начал бросать по одной розе в воду. Они падали вниз, кружились, сливаясь с темной гладью воды… Одиноко, стремясь друг за другом, танцуя в бешеном танце, они падали и падали. Потом с каким-то остервенением я начал срывать лепестки и так же кидать их вниз. Они кружились более романтично, медленнее, но смысл был тот же – они – маленькие капельки в этом огромном потоке, которые проживают свою жизнь, и подхватываемые в этом течении жизни, растворяясь, умирают. Кто – то сразу, а кто – то прибивается к берегам и останавливается, кто – то застревает в плотинах, кто – то тонет.
Но я точно знал, что где – то там, далеко, есть тот человек, который поймает эту розу.
И я побежал.

Я видел, как тонут розы, я видел, как проходят минуты, я старался обогнать течение этой реки. Спотыкаясь, я бежал, я верил, что где то там, она ее поймает, она и будет моей судьбой. Стучали мысли в голове, вспоминались слова бабка, в голове менялись лица девушек. Я пробегал через проспекты, мне сигналили машины, не поддерживали, а тормозили меня светофоры со своим красным светом.
Кто ищет, тот всегда найдет. Да и надежда умирает последней. Я знал, что там, несомненно, где-то есть она, та, ради которой я бегу. Люди показывали на меня пальцем и крутили у виска, но мне было все равно. Тяжелые ботинки стучали по асфальту, дыхание сбивалось, и его не хватало.
«Завтра же бросаю курить» - промелькнула мысль.
Внезапно, на одном из переходов, машина, которая мчалась через проспект, не остановилась. Я почувствовал глухой удар, резкую боль, а потом увидел перед своими глазами приближающуюся розу.

Сквозь холод и неприятный звон я увидел себя. Светлая комната. Больница. Вот он я - вокруг меня суетятся врачи, бегают люди. А мне не хочется возвращаться.Зачем... ? Когда ты теряешь все, и в твоей жизни не остается ничего...

А роза со сломденным стеблем одиноко лежала около кровати...

@темы: Авторское, Автор сообщества Мертвая звезда, Воспоминания, Грустное, Личное, Любовь, Несчастный случай, Предательство, Разлука, Рассказ, Смерть, Творчество, Чувства, Я

Комментарии
2010-12-02 в 15:04 

HUEHUEHUE pl0x BRBR
hikkigayshemalecamwhore
очень красиво. Спасибо.

2010-12-16 в 03:29 

Единственное что смутило - "Лед уже растаял, и вода быстрыми потоками неслась по заданной траектории, не позволяя отклониться от заданной траектории". Интересно, осталось послевкусие злости на таких вот девушек. Хороший рассказ.

2010-12-23 в 10:58 

Мертвая звезда
Ты разбил мне сердце - я оторву тебе голову!!!!
Sweet Toda Спасибо )

layeli Извини, я не оч поняла твою мысль... = ))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Рассказы с плохим концом

главная