Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:21 

Оле-Лукойе

.Крист [DELETED user]
Интересно, братец-двойник Оле-Лукойе, тот, который рассказывает детям Самую Последнюю Сказку, - неужели он берёт с собой всю эту мелочь, нерождённых, невыношенных, ненужных младенцев?.. Очевидно для этих крошек у Оле-Лукойе припасены мёртвые зародыши сказок. Сказки, которые однажды начинали рассказывать, да обрывали на полуслове, отвлекались на другие дела, а потом забывали, или просто повода не было завершить рассказ.
Макс Фрай, "Жалобная книга"


- Давным-давно, - говорю тихо, чтобы не разбудить маму, - жили-были два мальчика-брата, похожие друг на друга, как две капли воды.
Задерживаю дыхание, припоминая эту историю, наблюдаю - внимательно ли он меня слушает?
- Так вот. Жили-были значит. Один и второй. Два брата. И будучи ещё маленькими, они полюбили вспоминать сказки. Не придумывать, - быстро говорю я, зная, что мелкий хочет меня перебить, - вспоминать. Все сказки уже произошли когда-то давно, потом забылись, потом потерялись вовсе. И раз в месяц они приходят по ночам к людям шёпотом летних звёзд или плачем одинокой вьюги. Немногие, проснувшись, помнят эти истории, а те, кто помнят - записывают и рано или поздно становятся знаменитыми сказочниками-волшебниками. Как Андерсон, например. Ты меня ещё слушаешь?..
Кивает головой, мол, рассказывай дальше, я внимательно тебя слушаю.
- Хорошо.
И эти два мальчика вспоминали сказки и по ночам рассказывали их друг другу. По очереди. Первый рассказывал всегда очень умные и нравоучительные истории, а второй.. А что второй? Ах, да! Второй был мастером страшилок, Стивен Кинг отдыхает, честное слово. Но оба умели рассказывать интересные и весёлые сказки. Добрые.
По ночам (ведь ночью лучше всего видно звёзды) мальчики надевали колпаки, гольфы, кафтаны и отправлялись гулять и слушать истории трав и животных, чтобы потом рассказать какому-нибудь уставшему путешественнику. Если начинал лить дождь, братья открывали сказочной красоты зонт и слушали песни водных капелек. Они очень красиво поют, честное слово.
Я помолчала, подумав.
- И вот однажды..
Мама открывает глаза и улыбается. Гладит нас по голове. Оказывается не спала. Слушала мои истории.
- Хватит. Остальное завтра.
Киваю головой.
- Ты же тоже придёшь послушать?
- Приду, конечно. Мне интересно, что случилось с этими мальчиками. И брату твоему интересно.
Мой братец (на самом деле чаще всего я называю его братишкой - ласковее выходит) улыбается мне и засовывает все пальцы в рот. Маленький. Хороший.
А мне надо идти по делам - забежать к подруге, поболтать о разном, сделать уроки в школу, в этом году экзамены, выпускные...
Целую маму в висок на прощание и ухожу, запоминая место в сказке, на котором остановилась.

---

- ...и представляешь - огромный зонт на двоих! Чёрный, классический! Дождь шёл, мы у подъезда стояли, а он так ласково и нежно смотрел на меня, держал за руку. Романтика!
Улыбаюсь до ушей. А почему бы и нет? Хвастаться молодым человеком, с которым дышишь в унисон и живёшь душа в душу.. - разве это не прекрасно?
- Он берёт, целует меня в край губ, потом требовательно так чуть прикусывает за верхнюю, а я не могу, смешно и нежно. Прижимаюсь к нему, а потом..
- А потом? - спрашивает подруга?
Действительно, а что потом? Как чёрная пелена на глаза падает, думаю я, словно падает чёрный зонт, накрывает, а сердце бешено бьётся, боится, ждёт.
Пожимаю плечами.
- А потом то, что обычно моему младшему брату знать не положено, - улыбаясь, лукавлю я.
- Олеся, а где он сейчас?
Её тревожный голос, если честно, мне немного надоел уже. Где, где? Как обычно спит в такое время в своей колыбели, мама, наверное, поёт ему песню, качает из стороны в сторону. А он только и рад и засовывает целую ладошку в рот, мой маленький и хороший.
- С мамой, где же он ещё должен быть?
Подруга качает головой. Ей не понять, она своего брата ненавидит, жалуется постоянно. Удивляется, что я так искренне люблю своего, что при каждом удобном случае вспоминаю ему сказки.
- Ладно, мне пора, надо ещё столько всего успеть. Вспомнить, что же было с двумя братьями в истории.
Улыбаюсь и ухожу, думая, что нужно вспомнить, что же было после того, как меня поцеловали. Что же скрывалось за этим чёрным сорвавшимся зонтом.

---

- И вот однажды, как все дети, братья выросли и стали ещё красивее. Стали работать: искали потерявшихся детей в лесу, рассказывали им сказки, учили слушать природу, животных, сердца и души людей, различать, где добро, а где зло, и приводили их обратно домой. Хорошим детям они давали вкусные пряники, плохим - кусок чёрствого хлеба, чтобы они исправлялись и не выросли в будущем злодеями.
Ты ещё не заснул? Нет? Хорошо. Мне ещё немного осталось, правда.
Постепенно братья стали разлучаться, уходить каждый по своим делам, по своим дорогам. Стали появляться у каждого разные сказки: у первого, как всегда, мудрые и смешные, у второго - одна страшнее предыдущей. Но и добрые были, такие, которые могли успокоить душу, порадовать сердце, помочь слушателю найти внутри себя ответ на любой вопрос. Да-да, - смеюсь, глядя на вопросительный взгляд брата, - от вопроса "Любит ли она меня" (я всё про тебя знаю, вижу, как ты на Настю глядишь) до вопроса "Сколько стоят носки на рынке".
С каждым днём братья становились великими волшебниками, и понятно, что каждому волшебнику нужно по волшебной палочке. Или волшебному зверю. А заодно и доспехов или яркой одежды, чтобы каждый издалека видел - волшебник идёт!
Первый купил в лавке драгоценностей себе кафтан... Не перебивай! Нет, не обычный: на нем шелковый кафтан, только нельзя сказать, какого цвета, - он отливает то голубым, то зеленым, то красным, смотря по тому, в какую сторону он повернется. А под мышками у него по зонтику: один с картинками, другой совсем простой, гладкий, чёрный. И позднее, будучи мудрым взрослым-стариком, он рассказывал добрые сны-сказки хорошим детям, капая им в глаза молочным соком и дуя в затылок, чтобы ребята быстрее заснули.
Второй же купил себе волшебного вороного коня, и кафтан, расшитый серебром, и бархатный плащ, чтобы тот развевался на ветру во все стороны. Он сажал к себе на полном ходу и старых, и молодых, и хорошим добрым людям рассказывал сказки, смешил их и отпускал с чистым сердцем, а злых и лгунов пугал до смерти своими страшными историями.
А звали братьев одинаково - Оле-Лукойе. Знают чаще всего первого, мол, он самый знаменитый и добрый, и работы у него больше. Но это не так. Открою тебе тайну - второй Оле работает куда больше за день и устаёт чаще: у него за плечами все нерождённые, забытые и погибшие нечестно. Добрый шаг с его стороны, конечно. Им он рассказывает только добрые сказки да смеётся вместе над ними. И только по ночам плачет над этими несчастными. Верно, мама?
- Верно, - кивает мама, улыбаясь. У неё морщинки в уголках глаз - самый верный знак смеющего человека. Доброго человека.
- А теперь, пора спать, милая, - говорит ласково и кладёт братика в колыбельную, а меня накрывает одеялом. - Спи, - шепчет и дует мне в затылок, поливает глаза сладким молоком и улыбается.
- Мама? - вдруг спрашиваю я тихо, чтобы не разбудить брата, не спугнуть доброго Оле.
- Мама, а что было тогда, после того, как чёрный зонт сорвался и полетел из рук?
- Когда ты впервые поцеловалась?
Смущённо киваю, кажется, даже краснею, но оно и неважно, впрочем. Мама всё поймёт, только улыбнётся.
Она и улыбается.
- Спи, - говорит. - Спи, родная. Сегодня не будет никаких чёрных зонтов над тобой, никаких плащей и стука копыт уставшего Оле.

---

- Любовь Олеговна, здесь у нас очень душно бывает, особенно летом, так что вы постарайтесь гулять по чаще с ними.
Женщина кивает, осматривает лужайку-сад, где бродят люди: и старики, и дети.
- Здесь двенадцать, - вдруг говорит она. - А по списку должно гулять тринадцать. Где?..
- А, это нормально. Одна не гуляет. Олеся. Пойдёмте, покажу.
В здании и правда немного душно, сквозь окна льётся жёлтый прозрачный свет, может, даже немного липкий на ощупь.
- Вот, - говорит директор, открывая дверь в палату. - Олеся. Девушке 25 лет. Восемь лет назад её беременную мать сбила и переехала машина рядом с подъездом. Осень была, а она стояла со своим молодым человеком на улице и видела всё это. Кроме матери да ещё неродившегося брата у девочки никого и не было, любила безумно обоих. Читали её дневники, так для брата специально сочиняла сказки, была эдаким Оле-Лукойе.. Жалко девочку, очень жалко. Целыми днями сидит у окна, закутавшись в плед и смотрит куда-то. Тихая, в общем-то. Только иногда жалуется на громкий стук копыт.
- Копыт? Здесь есть рядом конюшня?
- Нет. В том-то и дело. Вы спросите нашу санитарку Екатерину, она вам всё расскажет, если интересно. Она делает уколы, Олеся иногда с ней говорить начинает..

---

Однажды Оле-Лукойе промчится мимо в своём серебряном кафтане с бархатным плащом и скроется из виду. У него на коленях будет сидеть мой семилетний брат, будет смеяться и махать мне рукой. А через два месяца он станет совсем большой, ему будет восемь, в волосах мамы появится седина, она будет улыбаться, а я придумаю новых сказок.
И однажды, на свой семнадцатый день рождения загадаю только одно желание - вспомнить, зачем Оле накрыл меня своим чёрным гладким зонтом.
И усну в колыбели брата, качаясь из стороны в сторону.
Из стороны в сторону.

@темы: Несчастный случай, Болезнь, Авторское

Комментарии
2010-06-14 в 17:59 

"три метра комплексов над уровнем моей самооценки"
Красиво написано...чувственно!

2010-06-14 в 18:26 

.Крист [DELETED user]
Midori O-Yumi, о, благодарю)

2010-06-14 в 18:45 

.Крист Ух ты) Мне очень понравилось.

2010-06-14 в 18:56 

.Крист [DELETED user]
Крис Аивер, спасибо) приятно)
у меня много таких несчастных сказок)

2010-06-14 в 19:06 

.Крист Так в сообщество же, в сообщество!)

2010-06-14 в 19:08 

.Крист [DELETED user]
Крис Аивер, обязательно, но постепенно, читателей жалеть нужно)

2010-06-14 в 19:10 

.Крист Разумеется)

2010-06-20 в 13:00 

~Melifaro~
Нежные и ванильные, идите в задницу. Тут космос и олицитворение.
Очень понравилось.спасибо)

2010-06-20 в 13:07 

.Крист [DELETED user]
~Melifaro~, вам спасибо)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Рассказы с плохим концом

главная