Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: (список заголовков)
20:00 

Лаки-страйк

Лето у Сереги - любимое время года.
Летом у него над головой болтается такое нестрелянное синее небо, что хоть всего себя запрокидывай. И вода становится не такая холодная - можно искупаться, как следует. И даже если ливень - все путём, потому что за два часа просохнешь. И спать можно на улице. Серега улыбается, смолит, бродит по переулкам и пинает ботинком гальку.
Весной, вобщем-то, тоже ничего. Весной у Сереги куртка цвета хаки, рюкзак два раза рвется и два раза зашивается, подошвы разьезжаются на скользких склонах. Весной он лезет подальше, а еще лучше повыше, торчит грязным трубочистам на копченых крышах и часто валит из города. Дожди тогда моросят противные, и чем дальше от города, тем холоднее. Зато есть водилы - не крутые ездоки на полированых пудреницах с гайками, от этих толку не будет - настоящие водилы, с папироской, в засаленом свитерке, с тучей историй за пазухой. Серега слушает байки, пригревшись на переднем, озябшими пальцами нащупывает ремень безопасности и почти всю дорогу дремлет.
читать дальше

@музыка: наша

@настроение: норма

@темы: Философия, Рассказ, Город

04:25 

Amelie

Ангел носит потертую куртку и длинный хвост.
Через правый висок - побелённая жизнью прядь.
Он выходит из грязной каморки, прямой, как гвоздь
И толпа идиоток ломится в первый ряд.
Ангел ладит гитару и видит их всех насквозь,
Так что самые стойкие плавятся и горят.

По утрам на его этаже происходит гам.
Коммуналка внимает крикам, как всем святым.
-Окрутил мою дочку?! Так я её не отдам!
Еще скажешь спасибо, козёл, что ушел живым!..
Голос рвется: мамаше крики не по годам.
Ангел вымотан вдребадан и задёрган в дым.

Наконец, дотерпев до последней своей черты,
Ангел гонит мамашу и щелкает дверь на крюк.
Он давно не ребенок. Он знает, как жечь мосты,
Но лупцует обои, пока не приходит друг.
Друг бинтует и злится: "Ну что ты?! Ну что же ты!..
Тоже, повод нашел, из-за этих базарных сук..."

Астрид ходит к нему на концерты, как в божий храм,
Красит волосы и смеется, как херувим.
"Если, Боже, отдашь его мне - я тебе воздам."
Астрид реже заходит к матери и родным.
Ангел видит ее со сцены и тесный зал
Вдруг становится для него как дыра пустым.

Астрид пристально смотрит, как он завершает такт,
Отрешённо качая в руках свой четвертый бис.
Астрид всю ее жизнь невозможно хотелось так.
Ей не важно, что дома устали и извелись.
Ангел плещет глазами влюбленный густой коньяк,
Хоть друзья умоляют его не идти на риск.

Весь остаток концерта проносится, как в дыму.
Астрид едет глухой в бесконечно пустом такси.
"Почему не к тебе, идиотище?! Почему?!"
Он сжимается, как от боли: "И не проси..."
Ангел верит в нелепый шанс, что его поймут.
Астрид едет к подруге и падает там без сил.

Amelie

@музыка: наша

@настроение: норма

@темы: Авторское, Разлука, Любовь

18:50 

Абонент

-Здравствуй.
Я улыбнулся и прижал телефонную трубку плечом. В окнах напротив давно зевали и квасили, часы натикали полдвенадцатого, и мне было решительно нечего делать. Он всегда знал, в какой момент позвонить.
-Как ты?- я закинул ноги на стол и пошарил в поисках сигареты.
Вопрос был чистой формальностью, я отлично знал, "как он". Сидит опять в полутьме, внутренне звенящий и натянутый , как струна, курит какой-нибудь японский "Хоуп", перебирая в кармане брюк монетки и фантики монпасье. Из-под длинного пиджака выбивается кипельно-белый рукав рубашки, никогда не заправленной и всегда замятой, а подошвы дешевых кед оставляют на полу черточки. В голове, как всегда, бардак и Кафка, на гитаре опять шестая лопнула, современники пишут какую-то муть и весь мир его, в целом, являет собой одну большую трагедию.
Дозвониться

@музыка: нет

@настроение: норма

@темы: Авторское, Город, Смерть, Суицид

14:17 

Олеся

Небо накренилось, протреснулось ломаными жилами, болезненно пульсируя прямо в виски стареющего мужчины, гнавшего по митинскому шоссе одинокую «таврию». Субботний вечер, обычно пестрящий разноцветными автомобилями, пустыми венами вытянул пыльные дороги, и словно бы выгнал с улицы всех пешеходов.
-Ничего, ничего. Лето, дачное время, - пробормотал водитель, прилипнув взглядом к дороге, и слепо ткнул кнопку прикуривателя. Хлопнул пластмассовой крышкой распахнутый бардачок, выплюнув на колени мужчины пачку «новости».
По левому тротуару, сантиметрах в пяти от асфальта, мелькнула стайка летучих мышей. Крупные, наглые, темно-бардового цвета, мыши кувыркались и пищали на лету. Водитель вцепился зубами в сигаретный фильтр, вжал гашетку, «таврия» взвизгнула и чуть не слетела к домам. На соседнем с водительским сидении подпрыгнул и зазвенел мобильный телефон.
-А?! Да, это Влад! Нет, Виктрыч, все в порядке! Я на митьке, буду ближе к вечеру, дела…
Водитель швырнул телефон на заднее и стал медленно подводить автомобиль к тротуару. Вдоль дороги жались друг к другу невысокие деревенского типа дома.
Влад нервно рванул ключ из замка зажигания, вышел из машины и глубоко вдохнул. «Таврия» прощально пискнула, подмигнула сигнализацией и успокоилась, отразив в лобовом стекле строгий офисный костюм и седые волосы водителя.
-Вознесения, дом три… улица Вознесения, дом три…
Мужчина тихо бормотал, разглядывая таблички на покосившихся домах. Наконец, найдя нужное крыльцо, Влад подошел к двери и грубо дернул ручку.
Выяснить, что стряслось с дядькой.

@музыка: нет

@настроение: норма

@темы: Авторское, Мифическое, Рассказ

05:24 

Вот уже час я сидела на пыльной лавке,в изъеденном влажными ветрами дворе,держа в руках банку со спиртным.
Я не любила вот так.Никогда.Но так было легче обьяснить себе,что все хорошо,все дурное - вчерашний сон,а мне просто не сидится дома.Пьянела я тяжело,с трудом,а потому у моих ног валялось уже три разорванные и выпотрошенные жестянки ,да и сигарет осталось разве что пару штук.Подумав об этом, я решила,что скоро уйду спать и на секунду прикрыла глаза.
Люди меня поражают.Я много раз пыталась представить ситуацию со стороны,оценить с их точки зрения и понять. Не получилось.Ни разу. Разве темная фигура сидящего в глубине двора подростка,едва заметная в темноте и абсолютно неподвижная,может вызывать у трезвого человека желание немедленно ее прикончить?!Получается,что может.Охватив взглядом нескольких невысоких парней,приближающихся со стороны автостоянки,я быстро проследила движения их рук и ног..."Нет,даже не поддатые,-кольнула мысль,-Это что-то...".Тяжелые ботинки типа "гриндерс",в количестве шести штук,остановились передо мной через пару минут.
-Не поал,это хто?..
Ну,поехали.Им всем ужасно нравится трепаться.Неужели невозможно понять,что растягивая время болтовней,ты даешь потенциальному противнику не только правильно осмотреться,но и выбрать нужную линию поведения,продумать маневр?К тому же,нельзя заведомо считать себя победителем.Это расслабляет.
-Девка!Слышь,ты чьих будешь?!
Он в их сходке главный.И,судя по всему,кулаками работает меньше всех,вероятно за счет положения.Одно плечо чуть дергается при каждом движении,рука слегка провисает - травму видно сразу.За ним двое: один как-то уж слишком маловат ростом,зато крепкий и со складником,другой - тощий мешок костей и понтов с "детской" бабочкой.
-Не,ты крутая по типу чо ль?!А ну-к....АРРРГГГХХХХ!!!!!!
Слава ждал меня дома.Ему не слишком нравилось отпускать меня одну,но выбора у него не было.Не то чтобы он беспокоился за сохранность моей шкуры,просто следовал какому-то странному инстинкту. Мы обо всем договорились и поэтому нам было хорошо вместе.Мы просчитали и предупредили друг друга о каждом возможном шаге.И сейчас я нарушала один из важнейших пунктов нашего договора - не убивать около дома.Но свидетелей оставлять не хотелось,тем более таких.Оставить в живых человека, который только что собирался сначала тебя изнасиловать,а потом убить и утопить труп в сливняке - не мой почерк.Славу расстраивать было жаль : здешние соседи очень любили и уважали нас,переезжать снова ему не хотелось.
Обтерев рукав куртки куском чьего-то жакета,я еще раз вздохнула и тенью прокралась в подъезд. Вокруг этого дома почти никогда никто не ходит.Именно поэтому мы поселились здесь.
И какой черт погнал этих придурков на брошенную автостоянку в четыре часа ночи? Не куски же старого железа.
Волосы у меня на затылке слегка шевельнулись.Сливняк. Они пытались убрать меня,как свидетеля. Они решили,что я видела,ч т о они туда спускали.
Славор понял все еще по выражению моего лица.
-В прошлый раз мы уехали из-за твоих предубеждений,- буркнула я,переодевая обувь на более удобную и бросая ему ключи от машины,-По трое здесь не ходят.Уезжать придется так или иначе.
Уже открывая дверь,я закончила описание привязавшихся ко мне полудурков.
-Не придется.
Я обернулась,удивленно уставившись на напарника.Нам предстояла долгая ночь.
-Не придется,-повторил он и улыбнулся.
Я любила его улыбку.Он улыбался только в одном случае...

@музыка: Тишина

@настроение: норма

17:50 

Пустырь.

К несчастью, Старый Пустырь считался злым и неприятным местом,сколько я себя помню. Вечно занятые,взрослые люди обходили его стороной, а ученики старшей школы и вовсе обменивались на переменах страшными историями об этой части города.С одной стороны,меня это радовало. Страх окружающих перед этим местом гарантировал мне самую вожделенную для меня вещь. Одиночество. С другой стороны, это нелепое желание бояться хотя бы чего-то удивляло меня.Удивляло и злило, заставляя удивляться и злиться на людей.
Я начал убегать на Старый Пустырь,когда мне было восемь лет. Люди окружали меня повсюду. Родители, няньки, бесполезные медики...Они говорили мне,что я болен. Они доказывали мне! Я же всегда знал,что это не так. Впрочем,это мало кого волновало. Когда я сбежал в первый раз, мать наняла врача.Эту сволочь в белом. Но об этом позже.
На Пустыре всегда было тихо. Только ветер. И лай бродячих собак.Я до сих пор отчетливо помню,как приходил к развалинам церкви и молился,молился всю ночь.Там было спокойно,прохладно и пусто. Сквозняк разносил по углам мои слова и твердил их на ухо мне же.Раз за разом. Я верил в Бога. Верил неистово, с абсолютно не детским рвением заучивая слова Нового Завета. Странно, что он так и не похвалил меня.Только пестовал своих любимых чад,эту сумасшедшую толпу.Людей. Я ведь совсем не мог ходить в дйствующую церковь.Они смотрели на меня,как на музейный экспонат. "Сумасшедший!,-кричали они,-Помогите,здесь сумасшедший!"
Со временем я признал Пустырь своим домом.Он всегда мог спрятать меня, сберечь от чужих глаз, обогреть в разрушенной церкви.Я ценил эту заботу. Возможно,именно это и толкало меня на борьбу.
Я убил его первым.Эту тварь в белоснежном халате.Он входил ко мне в комнату,светясь,как ангел. Он ласково улыбался и вкалывал мне какую-то едкую дрянь.От этих ненавистных уколов всегда кружилась голова и отнимались ноги,всегда отнимались!Я просил его,я умолял.Я доказывал,что я нормальный.Но его ждали тонкие зеленые бумажки с желтушными лицами давно умерших политиков,и поэтому он снова и снова насиловал мои вены. Перед тем,как убить,я сделал ему такой же укол. Пришлось повозиться - в вену я попал не сразу.Но он не мучался.Просто уснул.Старый Пустырь принял его тело с благодарностью.И тогда я понял,что он хочет еще.
Я приносил их туда на руках. Целофановые пакеты мне не нравились - они закрывали их лица. А ведь самое большое удовольствие - смотреть.Я сажал их на стулья,принесенные из дома. Запас лекарств, которые я забрал у белой твари, позволял моей матери волноваться меньше.Мы молча смотрели друг на друга и слушали Пустырь. А он слушал нас.
Зачем было прерывать это? Неужели человеческое счастье способно вызывать такую зависть?
Я просто хотел доказать им,что здесь хорошо. Я хотел доказать,что все они врут, рассказывая эти нелепые байки.
А она просто ударила меня. Я видел таких,как она, и до этого.Они тоже носили погоны, серые штаны и смотрели на меня безразлично.Но все они болтали.Зачитывали права, кидались обвинениями. А она просто ударила меня.Ударила и привезла сюда.Жаль,что я так и не убил ее. Она сидела бы на стуле моей матери.может быть,я даже позволил бы белой сволочи сесть рядом с ней.
Я и вас убью. Вы тоже хотите доказать мне,что я - болен. Я не болен. Я мертв. С рождения, с того самого момента, как впервые закричал при виде человека.Я хочу назад. И я вернусь.
Молодой сержантик, совсем еще мальчишка, захлопнул папку и передернул плечами.Двадцатилетний псих, считающий себя ребенком,утыкавший шприцами тело умершей матери...Юноша поднялся и быстро вышел из бокса.Очнувшись через час,он пьяно улыбнулся, глядя на самую совершенную в его жизни красоту.Лучи солнца, пронизывающие развалины церкви.
-Ключи, - засмеялся он, ерзая на стуле, - Я забыл...

@музыка: Play,minstrell,play!

@настроение: норма

Рассказы с плохим концом

главная