• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Фердинанд Касачужица (список заголовков)
22:09 

Ад в мыслях тлеет...

Фердинанд Касачужица
"Различивший хоть слово - спасён"
_ Мой ад в мыслях тлеет, я стою над ним на утёсе и равнодушно курю свёрнутую подписанную судьбу – обречённость на него, долго вдыхая и задерживая горьковатый дым в лёгких. За талию обнимает Инисея, пытается что-то разглядеть внизу среди оставшихся от давно уже умерших вязов углей, доживающих свои последние часы, и остывающих, возвращающихся в своё обычное состояние безразличия камней. Сколько тонких струек дыма от единственного, что могло гореть на пустыре, деревьев – столько же было попыток уйти от него, тёмно-серых, нечётких, каждый раз развеваемых случайным движением здешнего бездушного ветра.
_ Теперь я равнодушен к ставшему пепелищем месту, где провёл столько неразделимо перемешанных ночей и дней, не отрываясь от горячей, дышавшей моей отобранной силой земли – безжизненным комком несчастных мыслей и мышц, неразличимых с волокнами деревьев, переплетённых. Уходя костями в камни, своими же мыслями связанный и обездвиженный, губами – в шуршащий в овеет на любые слова песок. Обезвоженность смысла, вытянутого землёй и недостаточного для неё, ушедшего за ненадобностью в таких малых дозах в какие-то пласты и там высохшего. Я не могу напоить эту землю, а она не в состоянии меня отпустить.
_ Теперь мне плевать. Я отделён. Её шрам зарастёт через несколько недель: место, где я лежал, занесёт пылью здешний ветер, механическое движение горячего воздуха – будто ничего не было, ни жизни в переходном состоянии между камнем и растением, ни бессонных бесконечных корней-ветвей мыслей, которым некуда двигаться и остаётся только переплетаться и пришивать меня к земле, ни атрофированного из-за голода зрения и слуха, с которыми мне теперь жить дальше, жить, скрывая ото всех оставшиеся обрубки корней на рёбрах и ветвей – на ладонях и ступнях. Уйти. Сейчас, ещё немного взгляда на землю – его я обрублю последним, нет, вырву и брошу вниз, уходя ослеплённым. Инисея рядом – чувствовать, как почти соприкасается со мной отделённая тоненькой кожей великолепная система сосудов и капилляров, по которой несётся живая кровь. Движение, вечное движение со смыслом – и рядом неживое, изувеченное тело, обрубок, у которого есть такие же мысли, только усложнённые опытом исковерканных органов чувств. Ей не страшно и не противно, её рука спокойно касается меня – замечательная тёплая рука, аккуратная кость и эластичные мышцы, всё пронизано тоненькими жилками с кровью, которая и есть жизнь, самое подходящее её воплощение.
_ Зачем она кинула на землю смятый и зажжённый лист бумаги, я не знаю, как не знаю и того, зачем ей я. Но что произошло, то может остаться необъяснённым – нужно уходить. Не важно, куда, и не важно, к чему – просто уходить, крошась от движения, как камень, и ломаясь, как высохшее дерево – в конце концов, понять, что это такое, чего в моей жизни не было, и закончить этим, разломавшись на недолго подёргивающиеся щепки.

@темы: Авторское, Литература, Негатив, Разное, Творчество, эссе

11:35 

Плохая сказка. (экспериментальное эссе)

Фердинанд Касачужица
"Различивший хоть слово - спасён"
Ночь мутировала в ненормальное утро, предчувствовавшее утомительно душный, наполненный бестолковой суетой день. А какому-то неспавшему человеку захотелось петь. Он сидел на расколотом бетонном блоке перед грандиозно уродливым строящимся домом и тихонечко напевал без слов. «Откуда взялся, почему не спит?» - сквозь сон бурчали подъехавшие строительные машины. Экскаватор поднял человека за руку и подбросил в воздух, подъемный кран поймал его на мгновенно потемневший штырь и перекинул дальше. Машины играли недолго: им скоро надоело расходовать топливо, и человека забросили в одну из оголенных комнат недостроенного, раздетого дома-гиганта, на тощую арматуру. Арматура безучастно разрезала его на аккуратные кусочки на минуту заострившимися ради этого гранями. Человек уже не пел и ни слова не сказал, только взмахивал ресницами. Невдалеке дворами бежала собака, немыслимо тощая, голодная. По запаху крови нашла кусочки человека и долго плакала, глядя на его грустные глаза. Стройка начинала пробуждаться – собака сложила человека в сумку и унесла.
Между городом и заводом, двумя камерами одного сердца, была река с тысячью мостов, из которых человек разрезанными губами попросил мост самоубийц. Собака несла его туда. Она не стала читать табличек перед входом – не хотела ничем разбавлять свою тоску. Человек тихо просил кинуть его в реку. Собака крепко обняла сумку и прыгнула вниз. Объявление не было прочитано: «Уважаемые самоубийцы, для исполнения Вашего замысла снимайте одежду, перед тем как прыгать». Над рекой была натянута электрическая сетка: она разрезала собаку, но кусочки человека в сумке остались лежать на ее поверхности. Кусочки собаки были мгновенно съедены мерзкими рыбами, жившими там после гибели танкера с химикатами и людьми. Кусочки человека подрагивали в сумке под действием электричества и постепенно срослись, не очень ровно, но достаточно правильно для того, чтобы существовать и функционировать. Изуродованный человек выбрался из сумки и пошел по пустынной электрической сетке над водой.

@темы: Суицид, Смерть, Рассказ, Разное, Негатив, Настроение, Город, Авторское

Рассказы с плохим концом

главная