Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Рассказ (список заголовков)
21:03 

Конкурс "Трансильвания-2017"

Трансильвания-2017
Дорогие друзья, приглашаем на очередной конкурс вампирской прозы "Трансильвания". Тема 2017 года - «Дыхание времени».
В рамках темы можно выбрать один из трех вариантов:
- исторический роман/рассказ, стилизация под определенную эпоху и отображение реалий выбранного времени;
- произведение с сюжетной линией/флэшбеками, действие которых разворачивается в другие исторические периоды, не в современности;
- произведение, анализирующее сами понятия "время" или "история" и раскрывающее их суть/влияние на жизни людей/влияние событий прошлого на настоящее и будущее

Две номинации: Крупная проза (от 160 тыс. знаков) и Малая проза (от 10 тыс.).
Работы можно выслать на почтовый ящикtransilvania.konkurs@gmail.com

Сроки: прием работ продлится до 15 января.
Подробности: www.vamp-league.org/ или в группе vk.com/club47528792

@темы: В помощь пишущим, Рассказ, Творчество, конкурс

07:08 

Всего лишь игра.

Yoogeun
Некоторые любят выживать по дереву, а я выживаю чужие мозги...
19:53 

Тварь из города (начало)

theodore.
у прочитавших споры по поводу того, можно ли назвать такой конец хорошим %)
надеюсь на вас ))

пролог

Нам было так страшно, божечки, так страшно! И куда она нас завела.. Ах, знали бы, знали бы. Да никогда, да ни в жизнь. Вот так и связывайся после этого со шлюхами! А мы ведь подозревали, мы ведь почти знали. А она всё приговаривала: «ещё немного осталось, скоро придём». И мы всё шли, шли.
Ах, как жутко было, как жутко было! Спускаемся в подвал и уже почти не видно ничего. Меня только сзади дёргает за юбку и шепчет, что боится, что дальше идти не будет. А назад-то ещё страшнее, туда мы за ней, а обратно сами. И не дойти, вон куда уже спустились. А она только фонариком скользит по стене и приговаривает: «Почти, почти. Не устали?»
И мы бы ни за что не стали сами, по доброй воле. Но раз уж пришли, просто, кажется, пришлось подчиниться. Но, Богом клянусь, мы не хотели, не хотели. Я сама просилась назад, я ей так и сказала: пожалуйста, пожалуйста, выпусти. А она только твердит: «Выход там. Вас никто не держит». Но как мы могли? Нас же потом.. Нас же все эти. Всё это. Было страшно, страшно.
читать дальше

стоит выкладывать дальше?

@темы: Авторское, Мифическое, Рассказ, Смерть

15:39 

Летняя ведьма.

.Кайлиана.
Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Моё чудовище воет где-то за стенами нашего черного замка.
Я закрываю глаза и мне кажется, что, вместе с сотнями вспышек факелов, наступила зима.
_

Когда я была совсем юной девушкой - мне всё давалось легко. Я сплетала счастье из ветра и первых весенних рос, обвивала свои волосы яркими лентами и даже нежные голубые цветы, которые росли на речном берегу, не могли сравниться с глубокой синевой моих глаз. Каждую летнюю ночь в мой маленький домик, на самом краю речного селения, приходили заблудшие и истерзанные люди, чтобы поклониться моей красоте и поверить в мою ворожбу. И я дарила им своё, вытканное из небесных узоров, счастье, не скупясь, врачевала их больные сердца и души. "Летняя ведьма" - поговаривали в далёких больших городах. "Летний ангел" - благоговейным шепотом повторяли паломники.
А холодной зимой я запиралась в своём маленьком тёмном домике, и читала старинные книги. Не разжигая огня.
Они согревали мне руки, дарили мудрость и сохраняли мою жизнь, слабой искоркой вздрагивающую от каждого порыва ледяного северного ветра. "Ишь, спряталась. Цветочек-то зимы боится!" - перешёптывались поварихи и прачки. "Она погибнет в тот же миг, как её нога коснётся зимнего снега" - передавалось из уст в уста простое пророчество.
А я сидела у окна с очередной книгой в руках и смотрела потерявшими синеву глазами, как суетятся бедные, измученные люди, под смертельно опасным для меня снегом, и ждала. Приходила весна, а за ней начиналось бескрайнее лето. И синева вновь возвращалась в мои глаза, и руки послушно вплетали яркие ленты в блестящие волосы.


читать дальше

@темы: Рассказ, Мифическое, Грустное, Авторское, Смерть

23:37 

если этот пост нарушил какие-либо правила сообщества, я не возмущусь удалением.

Несмешной Шут
For Gondor!
Вроде бы по мотивам, но персонажей Профессора нет. Так что, наверное, все же ближе к ориджиналу.

Автор: Шут aka Скальд

читать дальше

@темы: Творчество, Смерть, Рассказ, Разное, Мифическое, Авторское

00:49 

Eternal Wanderer...
Лучший в мире кинозал — это мозг, и ты понимаешь это, когда читаешь хорошую книгу.
Небольшая зарисовка, хотелось бы услышать мнения о ней.




***


Ранним весенним утром отец Клиф собирался на службу. Было солнечно, и пели птицы. В небольшой собор маленького городка ходили почти все жители. Отец Клиф был знаком со всеми. К нему часто обращались за разной помощью, но в основном это были просьбы выслушать. Жизнь в городе протекала спокойно и размеренно. Люди ходили на работу, в школу, колледж, смеялись, расстраивались, рождались и умирали. Собравшись, священник пошел в храм и, после всех приготовлений, начал принимать утреннюю исповедь. Люди шли со своими бытовыми проблемами, ничего серьезного не было: ни суицидов, ни воровства. Клифу нравилось такое положение дел. Он всегда был честным и порядочным человеком, даже когда еще не был священнослужителем. Он считал, что в больших и шумных городах сложно сохранить чистоту совести и легче впасть в пучину греха.
Итак, исповедь подходила к концу, когда в кабинку зашел мужчина, в котором святой отец узнал Мартина, учителя младших классов в школе, находящейся недалеко от храма. Даже через сетку. разделяющую их, было заметно, что он встревожен.
-Святой отец, – начал он, – я хочу признаться в страшном грехе, но я должен быть уверен. Что об этом никто не узнает, вы можете поклясться в этом?
-Я не могу давать клятвы – ответил священник – но тайну исповеди мне нельзя нарушать, это грех.
-Хорошо – удовлетворенно кивнул он – тогда я начну сначала, я так давно ни кому не рассказывал ничего о себе. Я и моя мать приехали в этот город, когда мне было около шести лет. Жили мы одни, об отце я ничего не помню, а мать даже не уверена кем он был. Она устроилась работать парикмахером, а меня отдала в школу. Мне нравилось получать знания и помогать другим одноклассникам, во многом из-за этого, я и выбрал в будущем профессию учителя. Мать получала не так уж много, но на жизнь нам хватало. После окончания школы я уехал учиться в университет. Совмещая учебу и работу, я получил профессию и вернулся сюда. Здесь устроился на работу. С матерью я виделся нечасто. Не то что бы у нас были плохие отношения, она хорошо обо мне заботилась, но сама при этом была мягкотелым человеком, и сколько я не пытался ее изменить ничего не вышло. Мне всегда было жаль ее, но ее слабохарактерность действовала мне на нервы. Я работал, иногда ходил в кино или театр, помогал в подготовке каких-либо мероприятий в школы или города, и даже было несколько коротких романов. В таком порядке прошло около десяти лет. На сороковом году жизни я узнал, что мать больна раком, и жить ей осталось около года. Тогда, я переехал к ней и стал за ней ухаживать. Я старался ее поддержать, и это помогало, вместо обещанного года она продержалась около двух. Последние несколько месяцев она жила уже, благодаря аппаратам жизнеобеспечения и страшно мучилась болями: просыпалась почти каждый час, впадала в состояние комы, бредила – и никакие таблетки и препараты ей не помогали. А я чувствовал себя таким беспомощным, что мне становилось тошно и хотелось что бы она, наконец, закончила свои мучения. И вот в один из немногих дней, когда она была в трезвом уме, она мне сказала: «Послушай меня, Марти, я так долго боролась, так долго цеплялась за жизнь, оттягивая неизбежный конец – тут она закашлялась – я очень устала, мне становится все сложнее, я хочу, что бы ты сделал для меня кое-что, пусть это будет последним желанием». Сейчас я думаю, сколько ей мужества потребовалось, что бы решиться на это. Может, в конце концов, она изменилась? Стала сильнее? Хотя, это уже не важно. Я выполнил ее просьбу. Я ввел ей морфий, двойную дозу. Она умерла во сне. Заснула и так и не проснулась. А обвинили в этом медсестру, которая помогала мне за ней ухаживать. Я убил ее и, не важно, что это была ее просьба, я убийца. Вот я это и сказал. Не мог больше держать в себе. Но я не хочу, чтобы из-за меня сел в тюрьму невинный человек. Мне страшно, святой отец.
Он опустил голову. Священник долго молчал, прежде чем заговорить.
-Ты действительно раскаиваешься, я это вижу и думаю, всевышний простит тебя – заговорил, наконец, он – однако, тебе стоит признаться в своем преступлении, та женщина, медсестра, не должна отвечать за твои поступки, ты ведь это и сам понимаешь. Марти, ты должен молиться, много молиться и тогда бог поможет тебе.
-Спасибо Святой отец – сказал Марти, вставая – я выполню ваш наказ.
После этого, весь день прошел спокойно, но из головы Клифа не выходила эта история и в душу закрались сомнения. «А правильно ли он сделал, ничего не рассказав властям?» - задавался он вопросом снова и снова. С одной стороны, тайну исповеди нарушать нельзя, да и Мартин, искренне раскаивался, с другой, Клиф ничего никогда не утаивал от других и был предельно честен сам с собой. Он почти не помнил мать Марти. Она была из тех людей, которые мало верили в бога. Священник видел ее раз или два, она приходила не мессу. Умерла же она два месяца назад.
Клифу разрывался между долгом обществу и долгом священнослужителя. В конечном итоге, он решил никому ничего не говорить. А через несколько дней стало известно, что Марти покончил жизнь самоубийством. Повесился в той самой квартирке, где они с матерью жили. Он оставил записку, в которой написал признание и шприц, которым он ввел лекарство, с отпечатками пальцев.

@темы: Авторское, Рассказ, Смерть

10:04 

Щенок

Первый рассказ, который я выкладываю в интернет. Очень интересно ваше мнение.


Моя семья была маленькой. Бабушка да я. Где-то далеко в городе жила моя мама, но бабушка говорить о ней не любила, а если говорила, то редко, да и то в нетрезвом состоянии. Она вообще молчаливая, если разговаривала, то почти всегда ворчала, отвечала нехотя и с досадой, поэтому я старалась с ней не разговаривать. Она часто пила, я вообще редко видела её трезвой. Обычно она сидела за столом на кухне, сгорбленная, угрюмая, обхватив коричневыми пальцами толстостенный гранёный стакан, сопела носом, ела картошку и лук и изредка разговаривала то ли сама с собой, то ли с закопчёнными и потемневшими от времени ликами икон, которые смотрели на неё со стены. Я их боялась и старалась на них не смотреть. Бабушка как-то рассказывала, что люди, изображённые на иконах, умерли мученической смертью, и мне казалось, что их застывшие глаза осуждали меня за то, что я жива. Иногда к бабке приходил какой-то страшный дед, хромоногий, заросший спутанной грязной сединой, в растянутой тельняшке и слишком большой куртке, и они пили вместе. Я его боялась больше, чем старых икон. Когда он приходил, я обычно убегала на улицу к соседу Павлику.
Павлик был старше меня на год и ходил в первый класс. Я ему всегда завидовала. С ним было весело, хотя его мама, завидев нас вместе, всегда забирала его домой и кидала на меня неодобрительные взгляды. У Павлика была большая рыжая собака и толстые, смешные, неуклюжие щенки. Как-то я уговорила его подарить мне одного, даже мама разрешила, но моя бабка, услышав собачье скуление, с ругательствами выкинула щенка на улицу, и я, размазывая слёзы по грязным щекам, вернула его соседу.
Вот так мы и развлекались – возились с щенками, строили шалаш в саду или ели огурцы. Ещё у Павлика была маленькая тележка, он привязал к ней верёвку, и мы по очереди катали друг друга, пока не улетели в овраг и все не ободрались. Тогда его мама отобрала тележку, побежала к моей бабке и начала кричать, чтобы она больше не пускала меня к ним во двор, что я чуть не угробила её сына. Бабка что-то проворчала, схватила меня за руку и запихнула в дом. Я забилась в угол на кухне, между голландкой и стеной, и беззвучно плакала.
По утрам я часто пролезала к Павлику в сад за огурцами или яблоками. Мне почти всегда хотелось есть. Бабушка готовила редко, только когда бывала трезвой. Но готовила она замечательно. Когда я вставала, в доме пахло пирожками, горячим хлебом или блинчиками. Мы пили чай из дешёвых старых пакетиков, смотрели старый маленький телевизор или альбом. На пожелтевших фотографиях была изображена молодая бабушка, незнакомые люди, а уже ближе к концу альбома моя мама. Я долго рассматривала её полноватую фигуру, какие-то странные яркие наряды, маленькое накрашенное лицо, обрамлённое ярко-белыми волосами. Бабушке это не нравилось, она начинала негромко ворчать себе под нос какие-то ругательства. Она не любила мою маму, наверно.
Маму я видела и наяву, но редко. Поэтому не забывала её лицо только благодаря этим фотографиям.
Она приезжала раза два-три в год. Сначала звонила на наш старый дребезжащий телефон, заросший паутиной от редкого использования. Бабушка разговаривала коротко и грубо, выражаясь непонятными для меня словами. Потом, нахмурясь, брала меня чуть ли за шиворот и тащила в ванную, по пути приговаривая:
- Мыться пошли… Приедет завтра… Вспомнила о нас, глядите… - видя, что я не понимаю, о чём она, бабушка начинала трясти меня за плечи: - Что смотришь? Ждёшь её, небось? А вот не жди! На черт ты ей не нужна! Шалава мать твоя, шалава! И ты такой же вырастешь!
Я не понимала значения этих слов, но на глаза почему-то наворачивались слёзы…
До приезда мамы я успевала разворотить косички, которые заплетала мне бабушка с таким остервенением, что кожу стягивало капитально.
Всё из того же угла, между голландкой и стеной, я наблюдала за встречей мамы и бабушки. Бабушка рывком открывала дверь, и около минуты они стояли молча.
- Проходи, - хмуро приветствовала её бабушка.
Мама молча, опустив глаза, заходила на кухню, ставила пакеты на стол и осторожно приседала. Она была одета и накрашена так же, как на фотографиях – ярко и странно, от неё по всей кухне разливался запах резких сладких духов. Я смотрела на неё снизу вверх, ожидая и боясь того момента, когда она меня заметит.
Но бабушка, захлопывая дверь, направлялась к моему углу, хватала за шиворот и толкала меня к матери со словами:
- Держи своё отродье! – и начинала ворчать, что я не вылезаю с этого угла, что тащу домой щенков, что часто убегаю из дома… А мама, оставляя на моих щеках следы помады и слёз, обещала привезти мне игрушечного щенка, расспрашивала, как дела, правда, я не отвечала. Я стояла, опустив голову, не зная, как относиться ко всему этому. Улучив момент, когда мама отворачивалась, я срывалась и убегала в бабушкину комнату или на улицу, забивалась в угол потемнее и старалась скулить как можно тише. Я боялась. Боялась, что меня найдёт бабушка и выволочет на свет, называя непонятными словами, боялась маминых поцелуев, остававшихся на лице странными кроваво-красными следами, боялась, что они сейчас опять начнут пить, боялась тёмных икон, которые безмолвно проклинали наш дом.
Потом они действительно начинали пить… Сначала пили просто так или за встречу, а где-то час спустя бабушка с угрюмого ворчания переходила на громкие упрёки, сыпавшиеся на мамину опускавшуюся голову. Потом бабушка вконец зверела…
- Пью за то, чтоб ты, шалава, под забором подохла! Осрамила! Нарожала! На всю деревню позор! Чтоб ты и твоё отродье к чертям провалилось!..
А потом уже к маминому плачу присоединялся бабушкин, и всё сливалось в один звериный вопль.
А бабка не зря пила за «под забором».
Однажды мать приехала без предупреждения. Я была на улице и поэтому увидела её первой. Она похудела и была вся покрыта странными красноватыми пятнами. У неё сильно поредели волосы. Даже не стала меня целовать, вытащила из сумки большого плюшевого щенка, отдала мне и, вытирая скопившиеся в глазах слёзы, ушла в дом.
В этот раз она жила у нас не два, не три дня, а уже целую неделю. С каждым днём она чахла. Бабушка всё так же ругалась, но теперь уже со слезами, крупными и злыми, и повторяла с подвыванием:
- Собачья жизнь… допрыгалась ты…уй…все подохнем…
Хорошо, что было лето и я могла целыми днями торчать на улице, иначе я бы просто не выдержала атмосферы в доме. Павлика на улицу не отпускали. Я ходила на речку, лазила по чужим садам, разговаривала с цветами или возилась с игрушечным щенком.
Всё это продолжалось мучительно долго. Мать жила уже целый месяц. Ночи стали холодными, вода в реке тоже. Трава и цветы вяли. Мама тоже увядала. Тело и лицо было покрыто странными струпьями, она мало вставала с постели. Бабушка почти перестала пить.
Мама долго мучалась и умерла осенью. Всё происходило на моих глазах. Было много непонятного для моего детского ума. Я даже не поняла, что бабушка имела в виду, когда сказала, что мать умерла. Было странно и противно смотреть на мамино синеватое и почему-то безносое лицо и редкие, отросшие у корней бело-жёлтые волосы. Она лежала в длинном тёмном гробу неподвижно, а под столом стоял таз с лиловой жидкостью.
Бабушка стала другой. Её лицо застыло и почернело, щёки ещё больше ввалились, фигура совсем сгорбилась. Она не пила.
Она была одета чисто и опрятно, так же одела меня, прибралась в доме, сняла и почистила иконы.
Потом в дом пришли хромоногий дед и незнакомые люди и стали выносить гроб на улицу. Я сидела в углу между голландкой и стеной, прижимая к себе плюшевого щенка и смотря на чистый лик, и мне казалось, что с иконы на меня смотрит мамино лицо.

@темы: Смерть, Рассказ, Негатив, Болезнь, Авторское

00:09 

Занавес

Нарратор
Жизненные драмы случаются и у одиночек... С воображаемыми друзьями.
Занвес

@темы: Авторское, Рассказ

21:52 

Дрёмушка
Мы боимся сойти с ума. Но к несчастью для нас, мы все уже и так сумасшедшие.
Название: Одиночество
Автор: Дремка
От автора: зарисовка, навеянная погодой

И кто-то уйдет, а кто-то
Встанет под пули, но не предаст (с)
Fleur «Друг, который никогда не предаст»



Тихо, тихо… Ты слышишь, как безумие подкрадывается к тебе на своих тоненьких ножках? Тихо, мой хороший, тихо. Разве ты не слышишь, как стонет и мечется по покрывалу небес буря, и воет, воет за окном, так что хочется укрыться с головой теплым одеялом, как в детстве. А ты все сидишь, а бессонница уютно свернулась у тебя на кровати, делает вид, что спит, но ты то знаешь. Знаешь, что стоит тебе отвернуться, как она приоткроет глаза и будет усмехаться ровными рядами острых, тонких клыков. А ты все сидишь, сидишь, бездумно уставившись в окно. Кто ты? Ответь мне. Кто ты? Ответь,…нет, нет, не мне, ответь себе. Для чего ты живешь? Зачем проживаешь бездумно эти дни? Кто виноват в такой жизни? Разве не один лишь ты в ответе за свои поступки? Чего ты добился за свою жизнь? Почему ты молчишь? А, молчишь… А рука тянется к стакану со снотворным, стирающим память, дарящим долгожданное забытье и прощение. Прощение, которого ты не достоин. Да, да, не достоин. Ответь мне. Ответь, что ты делаешь, каждый вечер, возвращаясь домой? Хотя нет. Я и так знаю, можешь не отвечать. Зачем мне это? Пустое это все, неинтересное, неживое. Так не живут. Тихо свистит лихим разбойничьим посвистом ветер в окнах и гремит гром, оглушая тебя неожиданностью. Звон разбившегося стекла. Осколки, чуть блестят на полу в отблесках молний. Нет, не будет тебе забытья и прощения. Не будет тебе сна. Так и просидишь до серого рассвета. Тихо, тихо, мой хороший. Слушай, там, за окном, воет и стонет буря, молнии выдергивают тебя из воспоминаний, ветер свистит в щели окон. Сколько еще будет таких ночей? Ответ на этот вопрос знаешь только ты, не правда ли, мой хороший?

@темы: Рассказ, Болезнь, Авторское, Творчество

21:56 

Don_Shymoda
The pilot called Pilot
Ты знаешь, что такое дерево? Это граф, в котором отсутствуют циклы…
Я всегда представлял себе это как ломаную линию, которая всеми силами старается сложиться в треугольник, но… не может.
Не судьба. Видимо, во всех этих математико-геометрических штуках тоже есть место хаосу или чему-то такому. Или это я излишне романтичен.
Теперь, когда я все понимаю, мне грустно. Ведь очень это, на самом деле, печально, жить в постоянном отвращении и скуке.
Я не вижу смысла в том, что делаю, потому что не хочу никого заставлять что-то делать, не хочу изменять что-то, потому что мое время, драгоценное время, которое я мог бы потратить на то, чтобы вылечить себя, ушло.
читать дальше

@темы: Авторское, Болезнь, Грустное, Рассказ, Смерть

13:02 

Торговец мечтами

Эльстер
воронёнок не хорош
Автор: Меркуцио Эрфе (Ки Крестовски)
Название: Торговец Мечтами
Жанр: драма, мистика
Размер: мини
Саммари: Англия, 19 век. Два брата-художника: талантливый и очень талантливый, любящий и завистливый, родной и приёмный. Их отец. И мистический персонаж, загадочный Торговец мечтами, подорвавший жизни всех троих. Печальная история о мечте, преданности и таланте.

Теперь, когда всё уже позади, мной начинает овладевать нехорошее чувство, что осталось мне недолго… Наверное, это чувство просто рождено тоской и безысходностью, владеющими мною в последнее время. Прошло уже много-много лет с начала этих трагических событий, сломавших всю жизнь мне и ещё одному человеку, поэтому мне кажется, что всё не может просто вот так закончится. Когда столько страдаешь, страдание становится единственной привычной формой существования. Поэтому, когда оно отступает, никак не можешь к этому привыкнуть…
Впрочем, зачем я себя утешаю?..
Я ведь прекрасно знаю, что для меня оно только начинается.
А всё ведь началось с него. С Торговца Мечтами.
читать дальше

@темы: Чувства, Философия, Творчество, Рассказ, Мифическое

19:42 

"Белое на черном"

Арти, бог ворон [DELETED user]
Незаконченная повесть.

матери, брату, Кате и Нелли.

Пролог
1.

@темы: Авторское, Болезнь, Друзья, Любовь, Разлука, Рассказ, Стихи, Творчество

00:57 

Жду отзывов.

Horacius the hobbit
Чем суровее в стране законы, тем больше люди тоскуют по беззаконию. (С) С.Е.Лец
7 сентября 1995.


Генерал все записал и сказал:
- Вольно, лейтенант! Можете идти!
Никола встал, поправил ворот и спросил:
- Генерал, есть у меня одна просьба... - после недолгого молчания протянул он.
- Что еще за просьба? – Янич сурово посмотрел на Николу.
- Вы не могли бы отпустить меня ненадолго в Сараево? – прямо спросил Никола. Он знал – Янич не любит лишние детали в разговорах.
- Что ж, пока затишье… вольно! Можете ехать! Розан, обеспечь транспорт! – генерал бросил взгляд на Бранко Розана – командира 2-го взвода.
- Сделаю! – Розан отдал честь и скрылся за углом.
- Спасибо вам, генерал! – Никола улыбнулся и вышел из барака.
- Да не за что. – протянул Янич.
читать дальше

@темы: Авторское, Рассказ, Смерть, Творчество

22:15 

Deacon.
Его клинок по прочности как вера и легкий как писателя перо
Тот город совсем не похож на открытки Парижа.
Дома здесь пустуют, а в окна глядят сквозняки.
Лишь ветер в безлюдных дворах отрывает афиши
И гонит бесцветные волны угрюмой реки.
читать дальше

@темы: Авторское, Воспоминания, Город, Грустное, Книги, Креатив, Литература, Мысли вслух, Настроение, Негатив, ПЧ, Предательство, Разлука, Разное, Рассказ, Стихи, Творчество, Философия, Чувства, Я

12:07 

С двояким концом, можно воспринять как в "+", так и в "-"

Tom_Tonnay
Если выбирать между правдой и легендой, транслируй легенду.(Anthony Wilsen)
Непечатные знаки закрались в голову и растворяют мозговые клетки вместе с водкой, сегодняшний день закончился победой над собой, мне наконец то удалось вдоволь наиграться и дать понять всем тем кто пишет нашу историю, что они не правы и им не дано понять чувств простых смертных, несмотря на все их старания. Моя судьба им не подвластна, хотя я и не отрицаю их влияния, просто мне всё же удалось обойти все преграды и превратить себя в живое существо ещё способное мыслить, чувствовать и действовать.
читать дальше


@темы: Философия, Рассказ, Авторское

14:48 

Город Прошлых Лет .:Пролог:.

Tonny_Sheanen
Мойте мозги порошком!
Название: Город Прошлых лет
Автор: tonny_sheanen
Жанр: роман, драма
Краткое описание: 1920 год. В Америке полным ходом идет борьба с алкоголем.
Нью Йорк. В контору мелкого служащего приходит загадочная молодая дама со странным сообщением для него.

читать дальше

@музыка: Merlin Menson - Personal Jesus

@темы: Творчество, Рассказ, Разное, Негатив, Литература, Креатив, Город, Авторское

19:57 

Здравствуйте...

Takari-so
Если бы добра было так мало, как все говорят, зло не бросалось бы так ярко в глаза.
решила отдать на суд людской свои скромные творения... было бы интересно узнать Ваше мнение.
а вот собственно и мой короткий рассказ:


Легкий ветер играл с листьями. Он стоял в ожидании, в руках цветы, а напротив – перрон. Стрелка часов на его левой руке медленно приближалась к восьми. Вдалеке показался маленькая точка. Поезд подъезжал, замедляя свой ход. Колеса заскрипели, вагоны остановились. Из раскрывшихся дверей навстречу свежему ветру один за другим выходили пассажиры. Взрослые и дети и некоторым интересом смотрели на него.
Ну, а что такого? Серенький потертый костюм, цветы в руках, из-под шляпы выбиваются белые, как снег, волосы. Может, он выглядел смешно, но было все равно потому, что сегодня приедет она. Прохожие с любопытством разглядывали его лицо, уже давно расписанное морщинами, такое приятное и доброе. Взглянув на него, уставшие работяги невольно улыбались, представляя, как немолодой романтик встретит ту самую…
А, кажется, вот и она спустилась из седьмого вагона. Но нет, обознался. С горечью он вспомнил, что забыл очки на полочке в прихожей. Так торопился. Но пропустить ее нельзя. И вновь ослабшие глаза устремились на толпу в поисках знакомого силуэта.
Теперь это точно она. Та же походка, те же волосы, собранные в пучок. Он протягивает ей цветы, а в ответ видит милую улыбку на бледном лице. Вместе, рука об руку они идут не торопясь, разговаривая о чем-то своем.
Вот впереди показался парк, тот самый, где они когда-то познакомились. Вот и та скамейка, где читали Блока и Толстого. И тот пруд, где до сих пор плавают уточки. Они сели на скамейку, он достал из портфеля сборник стихов Блока. Тех самых, что читал ей когда-то давно. Она наклонилась над краем пруда и бросила птицам хлеба. А он все читал стихи. Ее любимые. Солнце село за горизонт, скамейка около пруда опустела, цветы завяли…

Слабый ветерок играл с листьями деревьев. Он стоял с цветами в руках. Ее любимые – тюльпаны. Все тот же серый пиджак, все те же седые волосы, выбивающиеся из-под шляпы. Уже прошел ровно год, как он встречал ее на перроне. Целый год. Но вокруг никого, а напротив – она. Солнце медленно приближалось к горизонту. Где-то вдалеке крякали уточки. Из портфеля виднелся сборник стихов. Он протянул ей цветы, а в ответ лишь увидел спокойные глаза и легкую улыбку на холодном мраморе…

@темы: Авторское, Грустное, Любовь, Рассказ

00:01 

Объявляю конкурс! ( плиз перепост ми ;)

chuh
Господа!
А Вам хочется, что бы вокруг Вас было больше светлых, добрых, умных и талантливых любей?
Итак, для тех, кто умеет складывать слова в предложения, а предложения в нечно эпическое,
над чем потом рыдают потомки, юные девы и скрипят зубами злопыхатели!
Я объявляю литературный конкурс.
Участвовать могут все.
читать дальше

Перепост данной записи приветствуется мною всеми фибрами и заранее за оный благодарю!
Чмоки


www.diary.ru/~chuh/p168013772.htm

@темы: Авторское, Креатив, Литература, Рассказ, Творчество

16:35 

Ворон. Мой "новый" старый рассказ.

suslik-n
*очередная быдлоцитата
Начинаю выкладывать, как и обещал, свои рассказы. Произведение, которое я выложил сегодня, я написал ровно год назад. (следующие же рассказы написаны в сентябре этого года)



Ну и немного лытбыра. Уже месяц у меня какое-то странное ощущение. Полная апатия, тоска, сторонюсь людей хотя я поклялся себе, что никогда не впаду в депрессию. Целый месяц болит голова, усталость, головокружение, постоянно хочется спать. Проверялся, сказали, что все нормально. После этого я поклялся себе, что не буду тухнуть, однако не сдержал данного себе обещания и теперь страшусь этого. Что в один прекрасный день я и впрямь заболею.



Вот так. То ли я растратил всю свою энергию на людей, которые тухли, а кстати, многие мои друзья, сейчас резко пошли вперед, взялись за дела и перестали ныть и пить. Или может я и впрямь болен… Или лето в меня вползло нечто, свернулось клубком и принялось всасывать осеннюю черноту….



Нет, я не сижу, уставившись в один угол. Остались какие-то маленькие радости — покурить там, пожевать что-то. Но как хочется вновь радоваться каждому дню, избавиться от этой постоянной непрерывной боли…



Впрочем, я отвлекся. Итак, рассказ.

 

читать дальше


@темы: Грустное, Дневники, Письма, Рассказ

17:07 

ДЕТИ ПОБЕДИТЕЛЕЙ. История из жизни кинулей

kinuli
Нас здесь десять тысяч! (с)
Название: Дети победителей. Тирау.
Автор: Kinuli
Бета: Anxietas, Текила Джо (орфографическая правка)
Жанр: НФ, бытовуха
Возрастные ограничения: до 18-ти
От автора: Простите меня за то, что говорю о чем не принято.
1. Внешний вид одного из персонажей представлен на иллюстрации;
2. Ни один из персонажей не является мужчиной, но достоверно известно, что все они – люди;
3. Ударение в кличках ставятся, как правило, на предпоследнюю гласную (Кирау), в именах – на последнюю (Косталинирох).



читать дальше

@темы: Суицид, Рассказ, Негатив, Авторское

Рассказы с плохим концом

главная