• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: разлука (список заголовков)
17:53 

Ведьма

Красная Шляпка
и вообще я мягкая и пушистая... из фетра с мехом... и вообще я тут ни при чем… я просто мимо пробегала... и вообще это не я была… просто кто-то под меня косит… и вообще почему мне ни кто не верит…
Проснувшись и приоткрыв глаза...
Она сидела на краешке кровати обхватив колени руками, обняв саму себя, и плакала … Последние время у нее все чаще случались совершенно беспричинные переменны настроения… Так часто бывает в ее-то положении… Я уже привык к этому…
Она всегда была, мягко говоря, странной… «Я вижу воздух! А ты?» такой вопрос мог поставить в тупик кого угодно… «Ведьма? Кто сказал что я не ведьма? По мне костер плачет! Нет! Только не надо проверять! Не люблю я на огне гореть!» Ну и как вам такие заявления... Она знала многое, но и сама иногда не знала на сколько много…
Около года назад, я помню, она сидела вот так же… Дежавю… Тогда она не смогла (или не захотела!) обьяснить в чем дело… А сейчас все повторялось… Только сейчас я догадываюсь, что она уже тогда все знала и видела…
-Малыш, в чем дело? Почему ты не спишь?
Кивок головы куда-то в угол, в бесконечность… Кому-то или чему-то, чего я увидить не смог бы при всем своем желании…
-Эй! Малыш, в чем дело?
Встаю и обнимаю ее за дрожащие плечи…
-Тебе плохо?
Пытаюсь заглянуть в ее глаза…Она отводит взгляд… с ней становиться все труднее, особенно сейчас когда оставались считанные дни…
-Ну что с тобой?
И только тихий всхлип… Я успокоил ее, как мог, и улажил рядом с собой…
И только сейчас вспоминаю что за секунду до того как заснуть, краем глаза уловил движение в том углу куда она смотрела.... и тихий голос как ветерок: «Прости, но я должна уйти… и это будет вскоре…Ты справишься! Ты сильный…Только верь что я вернусь... я постараюсь приходить, как дунавенье ветра… »Тогда я не придал этому значения и почти забыл, и вспомнил только когда уже все случилось…
Проснувшись утром я не обнаружил ни чего странного… Любимая спала рядом и чему то улыбалась сквозь сон…Я тихонько собрался и ушел на работу… Напоследок взглянув на спящую жену и как всегда почувствовав на щеке ее поцелуй (я давно уже привык к таким вот чудесам, к такому привыкаешь если связываешь свою жизнь с ведьмой), странным показалось только то, что все было как в последний раз… Сама она все еще спала, сладко посапывая… И я ушел...
День начался как обычно...без особых злоключений... Только вот тот звонок после обеда... Мне сообщили что ее увизли в на скорой в роддом… Я не знал что делать, куда бежать... Приехал по адресу...но было слишком поздно...
Мне сообщили что родилось двое: мальчик и девочка… Но ее не спасли…Все было хорошо…роды прошли нормально… она попросила подержть малышей... обняв их и поцеловав, просто закрыла глаза и уснула… Просто… так просто… Врачи сказали что у нее отказало сердце… просто встало и отказалось идти дальше… Дальше я почти ничего не помню... На утро и ее тело пропал из морга… Никто ничего не видел… ни кто ни чего не нашел…
Она сказала что ей продеться уйти... и ушла…Куда? Почему?
Окружающие настаивали чтобы я отказался от детей... Но как я мог отказаться от своих (!) детей...
Прошли годы... У нас растут замечатьльные дети... Они почти одинаковые, одни привычки, одни и те же капризы...одинаковы на лицо... Только волосы разные... Дочь в нее...Рыжая густая грива... А у сына волосы словно смоль...
Я до сих пор не могу смириться...
Только слышал я... разговор своих малышей...
-Когда мама приходила? Вчера?
-Ага! Завтра обещала придти… Интересно, а она к папе приходит?
-Приходит, только когда он спит!
-А...А ты воздух видишь?
-Нет...
-А... Мама сказала что его могу видеть только я…

11 апреля 2007

@темы: Любовь, Авторское, Разлука, Мифическое

07:33 

Иду. Темно,сыро,холодно. Плевать. Надо сейчас все выяснить,раз и на всегда. Не могу больше терпеть. Сегодня буду или на седьмом небе от счастья...или все равно покину этот мир. Ты наверно злая и все еще дуешься на меня. Но ничего-если любишь-простишь. Я не сдержался всего один раз, больше такое не повторится. Я выкину всю эту дрянь на твоих глазах. И никогда не прикоснусь к ней больше. Я знаю, я дурак, но ради тебя я готов бросить даже их. То, что давало мне рай в моей серой, мутной жизни. Брошу всю эту сказку, эту сладость...только для тебя. Я уже у твоего подъезда. Захожу. иду по лестнице. Ты все ближе и ближе. Мое сердце бьется сильнее, значит оно еще живое. Подожди, дай я покурю, успокоюсь преред важным разговором. Он изменит все... Не могу больше ждать, звонок в дверь.
-Кто там?
-Это я. Прости меня. Больше такое не повторится. Я очень люблю тебя и сделаю все, что ты хочешь.
-Убирайся!!!!!!! Ненавижу!!!!!!! Обманщик!!!!!!!Будь ты проклят
-Хорошо. Извини меня за все и прощай, любовь моя.
-Скатертью дорога!!!!!
Все понятно...Ненавидит...Мне больно...Что же делать? Я злюсь, надо стать спокойней... Стою в подъезде. Кто-то зашел. Я злюсь все сильнее. Не контролирую себя. Черт. Не надо, я потом пожалею. А руки уже тянуться за ножом. Это мальчик. И сейчас я испорчу жизнь тем, кто любит его. Зато он больше никогда не будет страдать и не узнает, что такое боль. Я спасу его от этого мира. 50 ножевых ран. А он даже не вскрикнул. Храбрый мальчик. Жаль, что мы больше не встретимся. Что же делать теперь? Ты прогнала меня, значит я больше никому не нужен. Снова этот гребанный, серый мир? Ну уж нет. Лучше окунуться в сказку...навечно. Надо набрать побольше. Шприц, укол. Кайф. Вижу тебя. А все-таки ты любишь меня... Прощай

@темы: Любовь, Авторское, Суцид, Разлука, Смерть

12:57 

Назло.

Я слушаю музыку, маму и сердце. Все остальные несут чушь.
Она сидела на подоконнике и пытливо вглядывалась вдаль, словно пытаясь уловить в небесной синеве нечто незримое. Словно стараясь найти причину, чтобы удержать прошлое рядом. Словно ища ответ, на вопрос, мучавший её уже очень долго. Но в синих, как штормовой океан, глазах отражалось только майское небо. Она взяла пачку "Кептан Блек", достала сигарету и медленно затянулась. Нет, это вовсе не доставляло ей удовольствия, она скорее делала так назло. Назло миру, ему, его маме, безоблачному майскому дню, назло самой себе... Она откинула голову к стене, и на глаза в тысячный раз упала иссия-чёрная чёлка. Она никогда не любила чёлки. Может быть потому, что знала - они ей не идут? Да и цвет её натуральных волос был далёк от басмы. Это она тоже сделала назло. Она вообще многое теперь стала делать вопреки собственным принципам. Зазвонил мобильный. Она поднялась с подоконника, всунув ноги в тапочки с пушком и поправив сползающие шортики,и открыла маленькую сумочку. Она никогда не любила миниатюрные шортики, просто теперь она одела их назло. Как,впрочем, и тапочки с отвратительным розовым пушком. Мобильник разрывался трелью какого-то совсем уж заезженного "фабричного" хита... Как же она призирала все эти "Фабрики Звёзд" и "Дома"!
- Аллё. Привет,киска - пропела трубка елейным голоском её очередного бойфренда, с которым, по видимому, у них была еще одна "незабываемая ночь".
- Привет, зай - это был не её голос. Не её тон. Не её сленг. Она и целоваться-то толком не умела, зато в сексе была хороша,как никто. Назло.
- Ну что, едем сегодня в "One More" или сразу ко мне, малыш? - голос был пустым и бесчувственным, как и его обладатель. Всё, чего он хотел - безудержный секс с пышногрудой старлеткой, и она это прекрасно знала. Но продолжила, роясь в сумке в поисках очередной пачки "Кептан Блек":
- Как хочешь. Ты же знаешь, мне всё равно - жвачка со вкусом корицы, которую она ненавидела, пачка презервативов, зажигалка - подарок одного из эксов... А,в от и они!
Договорившись об очередной незаурядной встрече, она пошла краситься в ванную. Спустя 40 минут в отражении на неё смотрела размалёванная синеглазая черноволосая кукла с ярко-алыми губами. Конечно, это были линзы, ведь природа наградила её карими глазами, но, видно, она этого не оценила... Назло.
Она вернулась в комнату. Открыла дверцу шкафа. Странно,когда-то у неё здесь бережно хранились учебники и награды за достижения... А сейчас она даже не помнит,что такое лекция. Она достала небольшую коробку и бережно открыла крышку. Немного покопавшись, достала фотографию... Со снимка на неё смотрели 16-летний темноволосый юноша и 17-летняя кареглазая блондинка. Когда-то они были счастливы. Счастливы вместе. И она была другой. Она искренне любила его, но его мать была против этих отношений. Она считала,что её сына ждёт блестящее будущее, и богатая избалованная дочурка состоятельных родителей ему не чета. А ведь тогда она была отличницей, спортсменкой, защищала бездомных животных и была рьяной противницей курения и пирсинга. Но давления его матери выдержать не смогла, и, уходя, сказала ему: "Как я могу связать свою дальнейшую жизнь с тобой - сыном врача-педиатара и милиционера?"
А три дня назад он, 21-летний совладелец мощной нефтяной империи, женился на одной из самых завидных невест столицы. А она день ото дня все больше погрязала в этом грязном мире наркоты, пафоса и вечных тусовок. Она всё ещё любила его. На фотографию упала слеза... Впервые за долгие годы она делала что-то НЕ назло. В ней говорила любовь.
Она встала с дивана, взяла фотографию и вошла в комнату родителей. Она точно знала, что ей сейчас необходимо сделать. Подошла к сейфу, набрала известную давно комбинацию чисел и взяла то,что сейчас было нужнее всего.
Вернулась в свою комнату, подошла к окну и вновь посмотрела в лазурную даль. Теперь она точно знала ответ на вопрос, мучавший её очень давно... Она поднесла дуло к виску, закрыла глаза и выстрелила.
Назло своей прежней жизни.
Она сделала это во имя любви.

Bassta.

@темы: Любовь, Авторское, Суцид, Разлука

13:09 

Нигде более не слышно шагов идущих смотреть на христиан в колизей. Бог завещал вам любить врагов - меня учили любить друзей
Сегодня сырое утро смешалось с ароматом растворимого кофе и уплыло в распахнутую форточку, в тот момент, когда ты зашел на кухню.

- Семнадцатое, - напоминаю я, прихлебывая отвратительную растворимую жижу из твоей кружки. Это тебе вместо "доброе утро".
Ты замираешь, распахиваешь глаза, но меня этим не пронять. Если менять - то сегодня. Судный день...
- И... и что? - твой голос дрожит и срывается. Ты все понимаешь, но по-прежнему врешь себе...

- А ничего. Я люблю тебя.
Как можно равнодушнее. Знал бы ты, сколько слез скрыто за этими словами.
Ухожу в коридор.

- Я... Я тоже Вас люблю, - летит мне вслед.
Дурак. Я знаю. Я все-все-все прекрасно знаю.
Оборачиваюсь. Ты стоишь передо мной на коленях...
Умоляюще смотришь на меня...
- Ты не понял, - больше жесткости. Больше. Жестокости, если надо, - я ТЕБЯ люблю. ТЕБЯ, а не свою игрушку.

Твои глаза медленно наполняются слезами... Мне нравится смотреть, как ты плачешь...
Неужели я такая жестокая?
Обнимаешь мою ногу. Припадаешь к ней лбом... Шепчешь: "Простите, Госпожа... Простите..."

Мне тоже тяжело. Не думай, что ты один здесь страдаешь...
- Ты знаешь, что это значит? - отхожу от тебя, спрашиваю, повернувшись спиной.
- Нет... - ты лжешь. Я по глазам это видела. Ты прекрасно все знаешь. Но не хочешь произносить эти слова вслух...
Что ж. Тогда я...
- Мы расстаемся.

- Госпожа! - ты в отчаянии падаешь ниц, и я понимаю, что это все похоже на глупый фарс, на дурную комедию...
Если бы только я не чувствовала твоей боли.

Не выдерживаю. Бросаюсь на колени, прижимаю тебя к себе, зарываюсь пальцами в твои волосы... Слезы текут, и я не разбираю, кто из нас плачет...
Мне хочется прошептать это спасительное "Конечно же, нет, я никогда тебя не брошу. Ведь ты принадлежишь мне... Ведь ты - моя вещь. И я тобой владею..."
Зашептать быстро-быстро, горячо...

Но я молчу. И только целую тебя в висок... мне достаточно чувствовать твое тепло сейчас...
НО Я ДОЛЖНА, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ЭТО СКАЗАТЬ!
- Ты ведь понимаешь... - снова стон, вырывается из твоей груди. Он как будто надрезает мне сердце - так больно становится. - Я перешла границу... Пока мы не зашли слишком далеко - давай остановимся... - Крупная дрожь по твоему телу - словно бьет меня током. - Мы ДОЛЖНЫ остановиться... Потом нам будет еще больнее...

Ты поднимаешь на меня свои волшебные заплаканные глаза...
- Вы больше не хотите мной владеть?
Один вопрос... и столько боли...
- Хочу! Я хочу владеть тобой! До конца своей жизни! - срываюсь в крик. Теперь точно плачу. - Но это сейчас, понимаешь? Еще немного - и я захочу принадлежать тебе...
Еще один стон. Раненый зверь. Опять утыкаешься мне в плечо...

Я не могу этого выдерживать... Я больше не могу. Шепчу на ухо, то, что и хотела:
- Да к черту все! Прости меня, малыш… Забудь все, как дурной сон… Я останусь с тобой! Я всегда буду тобой владеть! Ты веришь мне? Ты - мой... Только мой... И всегда будешь моим... Слышишь?

Еще больше зарываюсь пальцами с длинные волосы... Прижимаю губы к твоему уху...
Я тебя никому не отдам...

***

Даже если мне захочется принадлежать тебе... Ты об этом никогда не узнаешь... Я всегда буду твоей Госпожой...
Как бы мне самой не было больно... Я никогда не разбужу тебя утром, не буду держать твои банные принадлежности, не придержу тебе дверь, и не встану перед тобой на колени...
Но я вытерплю...
Потому что - мы в ответе за тех, кого приручили...

@темы: Любовь, Авторское, Разлука, 17th angel

09:59 

Вот и славно...

Нигде более не слышно шагов идущих смотреть на христиан в колизей. Бог завещал вам любить врагов - меня учили любить друзей

Они стояли, прижавшись друг к другу, в их личном аквариуме - кружочке света под фонарем прямо около ее подъезда.
Несмотря на понемногу убывающую жару летнего дня можно было подумать, что они двое сильно замерзли и греют друг друга...
читать дальше


@темы: Любовь, Несчастный случай, Разлука, 17th angel

14:18 

мое первое и единственное. плохой не только конец, но и сам рассказ, наверное.

blackberia
ежевика в ежовых рукавицах
Явная ржавь.


Он уходил так часто, что я не успевала дышать. Без него даже глоток воздуха давался мне с трудом, судорожно, с острейшей болью по всей грудной клетке, до самых костей. Я не могла есть, не могла спать, не могла ничем заниматься, кроме как считать время до его возращения. Девяносто ударов в груди – минута. Он уходил каждый день, и каждый день я подолгу лежала в темноте и считала удары, будто сама судьба наносила мне их со всей своей жестокостью.
Он уходил и я не могла видеть. Я не выдерживала давления этих стен в голубой краске, они сжимались в бетонный кулак, сдавливали, проникали внутрь меня и нещадно жали мое сердце. Я словно чувствовала их светлый холод в себе. Я спасалась, закрывая глаза. И считала…
Он уходил и всё становилось таким, как есть. Воздух – невыносимо стерильным, постель – режуще белой, я – катастрофически беспомощной.

Мы встретились в сентябре. Я ходила в расстегнутом пальто, и попадала под дождь, стоило мне только забыть дома зонтик. Я была рассеяна и нелепа, ненавидела себя за каждую одинокую перчатку в кармане, забытый зонтик и промокшую себя до последней зеленой нитки, которой синяя пуговица была пришита к красной рубашке… В бардаке моей квартиры без вести пропадали пары к носкам, туфлям, перчаткам… где-то там пропала и его пара… та я, которую он любил. Беспорядочная, свободная, с вихрем мыслей в голове, таких же спутанных, как мои волосы... я ведь и расчески дома теряла, неделями не могла найти и одной, а потом натыкалась на коробку с десятком всяческих щеток и гребней.
Мы встретились в сентябре. Он выглядел совершенно нереальным… его внешность… его черты, повадки, одежда, образ жизни… Я не могла представить никого лучше. И пары для него более немыслимой, чем я.
Мы встретились в сентябре, он укрыл меня от дождя под своим зонтом, и с того дня я больше не представляла жизни без него.

Я любила и он любил, наши сердца бились в одном ритме, мы держались за руки и ощущали наш общий, синхронный пульс, мы говорили одновременно одно и тоже, мы смеялись и плакали вместе, мы стали единым целым, с одними мыслями, одними словами, одним дыханием, сердцебиением. Это была бесконечная эйфория и я не могла поверить в то, что это возможно. В то, что это возможно со мной.

Но с каждым днем я привыкала к этому всё больше… больше, чем он.

Я закрывала глаза. Я была не силах поверить, что наш песочный замок по крупице превращается в прах… Теперь уже это стало для меня невозможным.
И я закрывала глаза. Старалась не замечать своих слишком часто не согретых пальцев, не вытертых слез, «люблю» без ответа…
Я закрывала глаза… А он начинал уходить.

Уже в октябре я грела свои руки в карманах с дырками, обе руки, в разных перчатках… А он просто шел рядом… Шел и не был рядом. Я снова привыкла красить губы. У меня была рыжая помада, без колпачка, в тон моим волосам…Они стали обретать рыжий оттенок, я желтела, как всё вокруг, ржавела изнутри. Когда мы шли по улице, и деревья роняли листья нам под ноги, я заметила один листок какой-то странной формы, похожий на сердце… мое сердце, такой же сухой и ржавый. И он наступил на этот листок, даже не заметив его под своими ногами. Тогда у меня впервые что-то сильно кольнуло в груди.

Он уходил… В работу с головой, в себя, в аську, во что угодно, и я старалась думать, что это дела первой важности, что гораздо менее важно жить… со мной…
Он уходил, а я оставалась. С выпадающими рыжими волосами, с холодными руками, прижатыми к груди в попытках унять разрастающуюся боль. Я оставалась ненужная ему, а еще больше – себе.
Он уходил. Постепенно растворялся и исчезал из моей жизни. А вместе с ним и я, испарялась из собственной жизни.

В последний месяц я не следила за числами, но кажется уже наступил ноябрь. Небо было по-зимнему светлым, и каждое утро я просыпалась от холода. Медсестры говорили, что видели снег… А я уже почти ничего не видела. Они еще не знали, что со мной, но я еле держалась на ногах и не могла есть. Иногда задыхалась. Они приносили мне какие-то книги, журналы, приглашали в холл, смотреть телевизор. Но я не могла. Ничего не могла.

Каждый день он приходил ко мне два раза. Приносил мне есть в обед и укладывал спать вечером. Только так я ела и спала. И дышала почти без боли, только с ним.
Каждый день он приходил и я целовала его руки. Он старался не смотреть на меня, иногда плакал, я обнимала его крепко-крепко и не плакала. Не плакала до того самого момента, когда он целовал меня в лоб и закрывал за собой дверь.
Каждый день он приходил и уходил, и каждый день я рождалась и умирала заново.

Однажды он исчез на три дня, я ждала и считала, сердце сжималось и разжималось с невозможной болью, слезы брызгали из глаз, я кричала и теряла сознание. Медсестра Надя всегда была возле меня, пыталась дозвониться к нему, потому что я уже была не в силах даже пошевелиться.
Он исчез на три бесконечно долгих и невыносимых дня. Я не ела и не спала, я больше даже не считала, все мои мысли сгустились в грудной клетке и взрывались там с каждым новым приступом боли. Даже Надя под конец потеряла свою верную тезку надежду. А я теряла свое сердце, ведь это всё, что у меня осталось – надежду, себя и его я уже потеряла.
Однажды он исчез на три дня. И однажды мое сердце не выдержало…

Я умерла двадцать третьего ноября, в полночь, моё сердце остановилось. Бестолковый ржавый листочек под его ботинком.
Я умерла, а он не пришел никогда, не пришел и на похороны. Надя принесла мне букет тигровых лилий, рыжих… они и сейчас лежат на мне, с скрученными лепестками, похожими на пальцы.
Я умерла. 23.11.07, причина смерти… любовь.

@темы: Любовь, Авторское, Разлука, Болезнь

22:27 

friendship is more important than competition
Написала очень-очень давно... Впечатление, произведенное на меня картинкой. К сожалению, я ее посеяла. Прошу громко не смеяться...

- Обними меня сильно-сильно и не отпускай!
- Хорошо... А... Почему ты плачешь? Что случилось? - В его голосе чувствовалось беспокойство.
- Ничего особенного. Ты же знаешь мой характер...- она улыбнулась сквозь слезы, но улыбка получилась горькой.
- За твой необычный характер я люблю тебя еще больше...
- Что? - Слезы мгновенно остыли, а в глазах появилось что-то новое - то ли радость, то ли печаль. Как будто эти три слова были целью всей ее жизни.
- Я люблю тебя.
- Я так мечтала услышать эти слова! - сказала она, опустив взгляд. - Жаль только... Жаль, что я слышу их в последний раз... Они губят меня... Это наша последняя встреча...
- Но почему? - воскликнул он, ничего не понимая, глядя ей прямо в глаза.
- Понимаешь... Раньше ты и не взглянул бы на меня... Если бы не я не обратилась в цыганский лагерь... Ведьма предупредила меня, что с чувствами играть опасно... Теперь, когда ты... сказал, что любишь...
- О чем ты? Что за чушь! - Он отказывался ей верить. Он отпустил ее и сделал неловкий шаг назад.
- Это не чушь. Ты думаешь, что полюбил меня по своей воле? Нет, увы...
- Ты хочешь сказать... Хочешь сказать, что...
- Прости меня, - вздохнула она. - Поверь, мне придется за это дорого заплатить...
- Не могу поверить! - он схватился за голову и повернулся к ней спиной.
- Я виновата перед тобой... Я раскаиваюсь... Но поздно... - Ее голос вдруг стал тише, призрачнее. - Посмотри на меня, пожалуйста...
- Что с тобой? Почему ты... исчезаешь?
- Слишком высокую цену я заплатила за твою любовь... Пришло время уйти... Понимаешь, как я тебя любила?
- Останься со мной! Не уходи...
- Глупенький! - На ее лице появилась грустная улыбка. Она начала казаться невесомой, полупрозрачной, словно призрак. - Если бы я могла сама решать!.. Это не зависит от моих желаний... Прости... И... обними меня в последний раз...

Она ушла. Вместе с порывом ветра. Тихо и незаметно.
А он остался. В его глазах навеки поселился ледяной холод, а на губах застыло всего три слова, погубивших его счастье...
Я тебя люблю.

@темы: Любовь, Разлука, Мифическое, Rainbow Princess

21:54 

*Добрый вечер(утро/день)*

friendship is more important than competition
19:43 

Дождь, ты не так одинок, тебя, я знаю, где- то ждут
Вот, решила вступить. Я графоман, так что такое сообщество для меня очень интересно...

Первый снег. Он окутывает легкой кисейной фатой слякотную серость города. Первый снег. Мутные воды своенравной стареющей красавицы реки, еще даже не подернутые первым стеклянно-колким льдом, с жадностью поглощают белые щекочущие жемчужинки. Первый снег. И я вспоминаю другую осень, другой первый снег…
Холодный октябрь 17-ого года. Во дворе старого дома, там, куда не достает больнично-мертвенный свет тусклого фонаря, молоденькая гимназисточка до обморока, до потери памяти целуется с высоким юнкером. А плечи им засыпает первый снег. Он словно хочет укрыть их своей накидкой, закрыть от чужих любопытных, досужих, осуждающих глаз. Первый снег – помощник влюбленных.
«Надя!»
Невидящие глаза гимназисточки прояснились, тонкие ручки оттолкнули юнкера:
- Митенька, Митенька, я побегу, это мама зовет, слышишь? Мне надо, надо бежать… Я не хочу, но надо…
- Наденька… Я все, все понимаю, но я не хочу тебя отпускать… Каждый раз, когда ты убегаешь в эту черную пасть парадного, мне кажется, что ты уходишь навсегда и я тебя больше не увижу…
- Глупый… До свиданья, милый мой, до завтра…
- Я приду завтра, объявлю всем, что мы любим друг друга и все у нас серьезно!
- Да, да, да…
И, вспыхнув горячим румянцем, гимназисточка опрометью бросается в «черную пасть парадного».
- Nadine! Ты что так долго?
- Извини, мамочка, просто не удержалась, прошлась по длинной дороге – там так красиво!
А что ты так раскраснелась? – тонкая, суховатая рука матери касается чуть вспотевшего лба. – Уж не больна ли?
- Нет, мамочка, нет. А щеки красные от снега.
- Да, первый снег, – сентиментальная, ностальгическая улыбка пробегает по усталому, но все еще прекрасному лицу. – Ну, иди спать, Надюша.
И всю ночь гимназисточке снился Митенька. То они гуляли в весеннем парке, то плавали на лодке. А под конец Наденьке приснилось венчание: она стояла в церкви в белом платье (почти как у кузины Marie, только еще белее и воздушнее – такое у Франка в магазине выставлено). А перед ней стоял ОН. Митя. И под ощущением этого счастья Наденька даже не слышала выстрелов, всю ночь гремевших у Зимнего. И первый снег легко заметал уже новую землю, землю нового времени…
А наутро гимназисточка уехала. И больше не вернулась. И уже сидя в поезде, увозящем ее за границу, она узнала, что ночью пьяными матросами был убит юнкер Дмитрий Скворцов.
А первый снег весело кружился за окошком…

Прошло уже сорок лет. Я пережила эмиграцию, смерть родителей и сестер, убийство брата, Вторую мировую войну. Вот только замуж так и не вышла.
- M-le Nadine! Что готовить на обед?
- Ах, Одетта… Что хочешь. Оставьте меня…
Я подошла к окну. Октябрь 1957 года. Париж. Сена. А первый снег, как и сорок лет назад, в Петербурге на Неве, весел и нежен.
Первый снег…

@темы: Любовь, Авторское, Разлука

Рассказы с плохим концом

главная