• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: письма (список заголовков)
16:35 

Ворон. Мой "новый" старый рассказ.

suslik-n
*очередная быдлоцитата
Начинаю выкладывать, как и обещал, свои рассказы. Произведение, которое я выложил сегодня, я написал ровно год назад. (следующие же рассказы написаны в сентябре этого года)



Ну и немного лытбыра. Уже месяц у меня какое-то странное ощущение. Полная апатия, тоска, сторонюсь людей хотя я поклялся себе, что никогда не впаду в депрессию. Целый месяц болит голова, усталость, головокружение, постоянно хочется спать. Проверялся, сказали, что все нормально. После этого я поклялся себе, что не буду тухнуть, однако не сдержал данного себе обещания и теперь страшусь этого. Что в один прекрасный день я и впрямь заболею.



Вот так. То ли я растратил всю свою энергию на людей, которые тухли, а кстати, многие мои друзья, сейчас резко пошли вперед, взялись за дела и перестали ныть и пить. Или может я и впрямь болен… Или лето в меня вползло нечто, свернулось клубком и принялось всасывать осеннюю черноту….



Нет, я не сижу, уставившись в один угол. Остались какие-то маленькие радости — покурить там, пожевать что-то. Но как хочется вновь радоваться каждому дню, избавиться от этой постоянной непрерывной боли…



Впрочем, я отвлекся. Итак, рассказ.

 

читать дальше


@темы: Грустное, Дневники, Письма, Рассказ

21:20 

Deacon.
Его клинок по прочности как вера и легкий как писателя перо
Так странно засыпать на чистых простынях,
Вдыхая запах мыла и покоя,
Рассматривая тени на обоях
И вспоминая об ушедших днях.
Так странно слышать щебет мелких птиц,
И дрожь прохладой пробежит по коже,
Что вдруг все сгинет в грохоте бомбежек,
И смерть испишет новых пять страниц.
Так странно засыпать, гадая, как же так
Живым домой сумел я возвратиться?
Имел я право выжить, помня лица,
Всех тех, кто был первей меня на шаг?
Так странно засыпать, не написав родным,
Не зная, как сказать о смерти брата,
Но чувствуя до боли виноватым,
Что участью не поменялся с ним.

(с) Deacon

@темы: Авторское, Воспоминания, Настроение, Письма, Смерть, Чувства

13:49 

~Windy
Не то время, не в то верим.
Разговор с Ангелом

- Здравствуй, ты кто?
- Я – Ангел-Хранитель.
- Мой?
- Нет, любимой твоей.
- Где она?
Третий уж день ее я не слышу,
На встречу со мною она не пришла,
Звонки без ответа. Кого не спрошу я,
Молчанье в ответ, не знает никто.
Пропала? Сбежала? Влюбилась в другого?
А может быть я виноват? Скажи, что?
- Твоей вины нет, друзья не ответят,
Лишь небу извесно, где бродит она.
Когда ты уехал, она тосковала,
Не знала спокойного, мирного сна.
Возврата ждала, но кто-то подбросил
Письмо, где написано, как ты погиб.
Она зарыдала, ушла в ночной город,
По вашим любимым крышам бродить.
Не выдержав боли, ходила по краю
Наивысшего дома, молясь о тебе,
И тихо, без криков, уставившись в небо,
Сорвалась в полет к родимой земле.
- Она… умерла… но как?! Я не верю!
И Ангел исчез, оставив его
Бродить под луной, одного, по их крышам,
Пытаясь поверить, что счастье ушло…

@темы: Авторское, Грустное, Любовь, Письма, Смерть, Стихи, Суицид, Чувства

01:37 

Send more sentinels!
Привет!
Прости, я не умею писать письма, я теряюсь в этих буквах, теряю мысль, иногда мне кажется, что и себя тоже теряю. Но, понимаешь, мне нужно написать.
Я не знаю, кто ты. Я не хочу этого знать, поверь, мне это ни к чему, просто я хотел бы, чтобы ты прочитал это прежде, чем предложишь ей встречаться.
Знаешь, всего три дня назад я был безгранично счастлив. У меня была прекрасная девушка, которая понимала и чувствовала меня. Где-то в глубине души я даже подумывал о том, чтобы сделать ей предложение. Но не сейчас, нет, сейчас слишком рано для такой ответственности.
Надо тебе, пожалуй, рассказать, как именно она стала моей девушкой.
Около года назад я написал ей в аську. Мы тогда были просто друзьями, которые всегда рады выслушать друг друга, поддержать, шутливо поддеть. Так вот, я написал ей, а в ответ не получил ничего, кроме сухого "прости". Она тут же вышла из сети и в тот день более не появлялась. Надо отметить, что раньше она тоже бывало так поступала. Этот жест означал, что у нее что-то стряслось в жизни, и она не собирается делиться этим ни с кем. Она считает себя сильной и, надо вам сказать, совершенно права. Все проблемы она переносила в гордом одиночестве и уже на следующий день с ней можно было спокойно общаться, если только тебе не взбредет в голову идиотская идея спросить "а что стряслось?".
На следующий день ее снова не было в аське. Она не появлялась где-то с неделю, под конец я даже начал волноваться.
Но вот, наконец, зайдя в аську, я увидел, что она в сети. Мне впервые было любопытно, что столь страшного произошло в ее жизни. Тем более, что, когда я ей написал, то не получил в ответ уже привычного после "прости" радостного смайлика. Я решил, что безопаснее будет вытащить ее в живую и так поговорить - из интернета легко сбежать, чтобы не продолжать неприятный тебе разговор, а вот из жизни так сбежать не получится. По крайней мере я не позволю, ведь могу же я потешить самолюбие и считать, что бегаю я все-таки получше обычных девушек? Но прежде чем пригласить ее погулять, нужно было просто поговорить о чем-то отреченном. Или придумать себе проблему, чтобы она прониклась к тебе желанием помочь.
Я понимаю, это подло, но это был единственный способ, чтобы она уж точно согласилась прийти. Надо отметить, что обычно ее речь в аське направо и налево пестрит скобками, смайлами и различного рода опечатками, что безумно раздражает. Но в тот раз ее фразы были крайне лаконичны, точны и сухи, что вызывало волнение. Видимо, потрясение в ее жизни на этот раз было слишком серьезным.
Мне удалось уговорить ее встретиться на следующий день, в центре. Там много людей, а именно среди незнакомцев легче вести серьезные разговоры. В толпе ты становишься один. Мы встретились, и я тогда еще поразился ее тусклому виду. Она улыбалась, нетерпеливо спрашивала, что у меня случилось и куда мы пойдем, все хотела расспросить меня о новых книгах и о моей учебе. Она вроде бы была обычной, как и всегда. Только слишком уставшая и более холодная, чем при остальных встречах. Она любопытно взирала на меня своими глазами и ждала, когда же я наконец заговорю о своей проблеме.
Но прежде я вытащил ее на площадь и предложил присесть на лавочках. Она понимающе кивнула и спросила, не хочу ли я воды. Мне резко вспомнились наши с ней прежние встречи - она всегда первая спрашивала, не хочу ли я чего-нибудь, она всегда находила ларечки и мирно щебетала о каких-то новостных проблемах в стране или же о новых фильмах, вышедших в прокат. Она рассказывала всегда, но на этой встрече, сейчас, она была слушателем.
От ее молчания и любопытного взгляда мне становилось не по себе. Я уже подумывал действительно придумать себе какую-то проблему, спросить у нее и на этом расстаться - так было бы проще и легче. Но все же мне удалось взять себя в руки. Пацан сказал - пацан сделал. Надо выполнять свои планы, а я собирался узнать, что у нее произошло.
Мы присели на скамейку и я сходу спросил, по какой причине она отсутствовала неделю. "Инет отрубили, мы забыли заплатить", ответила она мне, улыбнувшись. Но я внимательно изучал ее и заметил, что ее глаза сначала удивились, потом стали нестерпимо тяжелыми, а после приняли какой-то искусственный вид. Потому и улыбка ее показалась мне фальшивой, и я смело заявил, что, пока она не расскажет мне, я не отойду от нее ни на шаг.
- Тебе не стоит по этому поводу волноваться. Это мои проблемы, - она тихо улыбнулась.
- Конечно, твои. Только кто мне всегда говорил, что если ты все расскажешь - станет легче, а? - повисла пауза. Она не отвечала мне около трех минут, и, наверное, это были самые долгие минуты, что я когда-либо переживал. Она собиралась с мыслями, словно решаясь, можно ли мне это доверить. Я почувствовал, что задел слишком личное для нее, и мне стало не по себе.
- Они забрали его. - она провела рукой по глазам. Похоже, только одна мысль об этом вызывала у нее слезы. Мне действительно не стоило этого спрашивать, но было уже поздно. - Они забрали моего брата.
В этот раз пауза была гораздо более долгой. Она не собиралась более ничего говорить, потому как не могла - ее тело содрогалось после каждого вздоха, она уткнулась лицом в ладони и бесшумно рыдала. Она не замечала меня, такое ощущение, что она пыталась сама себя успокоить, но слезы были сильнее ее. А я не знал, что делать. Мы никогда с ней не заговаривали о ее брате. Я только знал, что она его безумно любит, хоть они толком и не общаются. Они не были, как это сказать, счастливыми представителями той семьи, где брат заботится о сестре, а сестра безумно его по этому поводу любит, нет. Они любили друг друга тайно, так, что даже они сами этого не видели. Они не говорили друг другу теплых слов, не спешили помогать друг другу. Они просто знали, что, случись ужасное, другой всегда сможет помочь и поддержать. Они любили друг друга крепче, чем кто бы то ни было. Но это была не любовь, доказываемая действиями, это была духовная связь, которую нельзя разрывать ни в коем случае.
Я молча обнял ее за плечо:
- Ты сможешь идти?
Она кивнула. Мы поднялись со скамейки, и я крепко обнял ее. Ее тело содрогалось от рыданий, и у меня возникло ощущение, что я прижал к себе какую-то большую птичку, сердце которой бешено стучит, а от того все тело трепыхается, чтобы вырваться наружу. Мы стояли так некоторое время, пока она не успокоилась. Потом мы пошли в сторону остановки, и, дождавшись автобуса, поехали в сторону моего дома. Всю дорогу она держалась за мою руку и крепко прижималась ко мне. Она была похожа на какого-то брошенного и голодного зверька, которому срочно требуется тепло, уют и постель. Она молчала, а я и не мог ничего сказать. Только тепло от ее объятий разливалось по моему телу, а в душе росла уверенность, что я должен защитить ее. От чего - непонятно. Просто я понимал, что хочу быть с ней рядом, хочу поддержать ее, хочу видеть ее счастливой.
Она заночевала у меня, а через неделю я впервые поцеловал ее. С тех пор я был самым счастливым человеком на свете, До того ужасного момента, что произошел около трех дней назад.
За день до этого я, по обыкновению зашел в аську и написал ей сообщение. В ответ пришло уже давно не встречаемое мной, но знакомое "прости". И, да, она снова вышла из аськи. Я не стал терять ни минуты, быстро выключил компьютер и мотанул в сторону ее дома. Остановка, дом, подъезд, этаж, лифт, дверь, звонок. Трель в квартире и тишина. Я снова позвонил. Но трель снова утонула в тишине квартиры.
Я простоял минут десять, но, похоже, в квартире действительно никого не было. Мне стало... нет, не страшно, мне стало стыдно. От того, что я, ее самый близкий человек, не знаю, куда она всегда уходит, когда ей плохо. Когда мы встречались, она всегда приезжала ко мне. Но мне и в голову не приходило спросить, кому или чему она рассказывала о своих проблемах, когда мы были только друзьями. С досады я ударил кулаком по двери ее квартиры, вызвал лифт и вышел на улицу.
Я не знал, кто глупее из нас. Но вдруг мне бы повезло?.. Я выхватил из кармана мобильный телефон и набрал ее номер. Удивительно, но она подняла трубку и радостно ответила "привет!". Только я был слишком напряжен по поводу ее душевного состояния, а потому сразу заметил в ее голосе фальшивые нотки.
- Что ты любишь больше всего?
- Качели. - она ответила растерянно, похоже, совсем не ожидав этого вопроса.
- Я люблю тебя.
После чего я тут же бросил трубку и поспешил к детской площадке. В ее районе их было несколько, но во мне была твердая уверенность, что я найду нужные мне качели быстрее, чем она уйдет оттуда.
В тот день мне, видимо, везло. Я нашел ее всего лишь на четвертой по счету площадке. Она мирно покачивалась на качелях, слушая плеер и смотря куда-то вверх, в небо. Конечно же она заметила меня еще кода я только-только шагнул из-за гаражей, но уходить не собиралась. Едва я ее заметил, мое тело пронзило странное чувство холода, хотелось развернуться и убежать как можно дальше, оставив ее одну. Но в одно мгновение с ним во мне возникло и чувство стыда за свою беспомощность. Сжав кулаки, я рванул с места и вскоре уже стоял над ней, мирно сидевшей на качелях.
Она посмотрела на меня и ласково улыбнулась. Только мокрые глаза и щеки выдавали тот факт, что она только что плакала. Но, кажется, сейчас она действительно была рада, что я рядом с ней. Она молчала, а я не знал, как начать разговор. Я вообще ничего не знал.
Только в голове маячило что-то...
- Что случилось?.. - как я жалок. Это были единственные слова, которые я смог из себя выдавить.
- Они написали, что брат.. он... - договорить она не успела, ее тело содрогнулось от подступивших слез.
Впрочем, более ей и не стоило говорить. Что могло случиться с ее братом такое, отчего она столь надрывно плачет? Вариант ответа был только один. И я ничем не мог ей помочь. Я остановил качели и обнял ее. Все, как и в тот раз. Она трепыхается, словно птичка, прижимается ко мне, но... но я уже не чувствую разливающегося тепла. Вместо него - мысль, что я идиот, слабак, никчемный парень. Что она просто теряет со мной время.
Я вспомнил весь это практически год, проведенный с ней. Она всегда заботилась обо мне, всегда куда-то звала, развлекала и все равно продолжала переживать свои проблемы одна. Она рассказывала мне их, а после извинялась, словно только что совершила ужасный поступок. Рассказывала, но никогда не позволяла мне решать их. Да и как бы я их решил?..
- Прости меня, - я смотрел на ее волосы и чувствовал ее лицо, уткнувшееся мне в грудь. - Прости меня, но ведь ты меня не любишь?
Она резко подняла голову и уставилась на меня своими большими и чистыми от слез глазами:
- Люблю.
- Но как брата. Как брата, которого у тебя отняли. Я не оправдывал твоих ожиданий, но ты мне и слова не сказала. Ты мне прощала все только потому, что я заменил тебе брата.
- Люблю.
- Я не достоин тебя.
Она с размаху ударила меня по щеке и возбужденно заговорила:
- Это только отговорка, тупая и глупая отговорка. Ты привязываешь меня ею к себе, ты это понимаешь? Ты можешь спокойно уйти и бросить меня, но пошли мена на три буквы, скажи, что не любишь, скажи, что ненавидишь. Только после этого я спокойно смогу отпустить тебя и продолжать свой путь. Будь честен со мной, не зарождай лишних надежд!
- Я не люблю тебя.
Молчание, пожалуй, самое долгое в моей жизни.
Она смотрела на меня во все глаза, словно пытаясь что-то собрать. Что-то, сейчас развалившееся на самые мелкие кусочки.
Вдруг она резко опустила голову вниз, развернулась и побежала прочь от меня. С каждым ее шагом ее маленькая фигурка становилась все меньше и меньше, превращаясь в темное пятнышко. А я все продолжал смотреть ей вслед, уговаривая сам себя, что поступил правильно. Я люблю ее, действительно люблю, но я в самом деле не достоин ее, а значит должен отпустить. Она должна стать свободной, более не оборачиваясь в мою сторону.
Я люблю ее. А любить - это значит желать человеку счастья. Особенно, если ты уверен, что это счастье не с тобой.

@темы: Любовь, Авторское, Автор сообщества Ф.логин, Письма

18:13 

Парижский ливень.

За светом мрак.
Дождь шёл уже неделю, прекращаясь временами, но едва ли на час. В эти редкие часы солнце, вырываясь из объятий серых от дыма фабрик облаков, сияло в бесчисленных лужицах, отчего мостовая казалась высеченной из цельного алмаза, а птицы начинали петь. Вечерами же минуты затишья были проникнуты магией, чистой магией, а темнота прерывалась лишь оранжевым светом уличных фонарей.
Но сейчас шёл дождь. Обычный парижский дождь, только затянувшийся на долгие дни.
"Это будут дни траура" - подумал он.

Безо всякого намёка на стук дверь открылась. На пороге стоял молодой виконт де Мертей. Быстрыми шагами подошёл он к окну, отстранив Дансени, и закрыл стёкла.
- Глупец. Вы простудитесь.
- Это не важно.
Виконт смерил друга насмешливым взглядом.
- Позвольте угадать. _Она_ вновь прислала письмо.
- Д-да... Это она. Всё она.
Виконт прошёл через комнату и уселся в _своё_ кресло, положив, по собственному обыкновению, одну ногу на другую. Шевалье Дансени всё ещё стоял у окна, глядя на текущие по стеклу капли и редкие экипажи, со стуком пробегавшие по тихой улице, погружённой во мрак и оранжевое сияние фонарных столбов. Так, в полнейшей тишине, прошло десять минут.
- Мой милый друг, сегодня вы печальнее и мечтательнее обыкновенного. Не могу заставить себя поверить, будто ваша возлюбленная, наконец, указала вам на дверь.
- О, нет, разумеется, нет. - Дансени дёрнулся от звука этих слов, и, неловко убирая письма в карман, отвернулся от окна. - Всё... Всё совершенно не так.
- Тогда, должно быть, матушка её вновь досаждает вам? - изображая скуку, виконт взял со столика книгу и начал лениво перелистывать её, исподлобья поглядывая на побледневшее лицо шевалье.
- Сударь, не говорите таких слов! Маркиза - добрейшая, прекрасная женщина, достойная...
- ...Глубочайшего уважения даже со стороны такого недостойного человека, каковым является ваш покорнейший слуга.
- Я... - Дансени покраснел, что только сделало болезненнее его бледность. - Я вовсе не это имел в виду, вы не можете этого не знать!
Мертей отложил книгу.
- Друг мой, не принимайте так близко к сердцу обычные мои шутки. Теперь я вижу: вы совершенно не в себе. Поведайте, что у вас на сердце? Клянусь, это умрёт во мне.
Бледный юноша отвернулся от своего собеседника, постоял в раздумиях и подошёл к бюро. Положил руку на полированную крышку.
- Простите меня. На самом деле, было два письма.
Настала тишина. На крышку бюро упали слёзы. Чистые, прозрачные капли катились вниз одна за другой. Де Мертей приподнялся в кресле, с удивлением взирая на своего старого и возлюбленного товарища.
- Да... Два. Одно из них, вот это, - лёг на столешницу жёлтый конверт, - написано под диктовку моей милой Сесиль.
- Под диктовку? Её болезнь вновь донимает её? Несчастный ангел... Но не плачьте же! Я уверен, в скором времени она пойдёт на поправку, она вновь приедет к вам! Напишите же, напишите ей об этом, расскажите ещё раз о своём чувстве. Ведь что может быть чудотворнее столь искренней любви, как ваша? Вы будете счастливы в своём союзе, и я буду продолжать прилагать к этому все силы, ради вашего счастья. Не нужны ли ещё какие-либо особые лекарства?
- Нет. Нельзя выразить словами, мой милый друг, насколько благодарен я вам за всё, что вы сделали для неё, для нас. Но уже слишком поздно. Знаете ли, второе письмо было от её матери.
- От маркизы?! Вам? В самом деле?
- Да. Да, от неё.
Поток слёз, до того непрестанный, прекратился. Поверх первого лёг второй конверт, очень тонкий. Тёмные круги бывших слёз покрывали его. Шевалье Дансени открыл ящик и положил в него руку.
- Прочтите его, виконт. Позже. Я хочу, чтобы вы знали: я люблю вас, только Небо знает, как сильно, я боготворю вас за все дела ваши. Если бы не вы, мы с Сесиль так и не познали бы счастья. Говорю вам спасибо от чистого сердца и умоляю не печалиться. Обещайте мне это. Обещайте, что не будете скорбеть ещё и обо мне. Обещайте!!
- Да, да, я обещаю! Но почему вы...
- Она умерла.

В воздух поднялся небольшой чёрный пистолет. Мягкая улыбка, взгляд голубых глаз рядом со взведённым курком. Выстрел.

Он успел лишь только подхватить падающее тело. Сквозь облака порохового дыма виконт де Мертей вглядывался в тихо улыбающееся лицо своего друга. На руках его осталось мёртвое тело.

- Бедный мальчик... Бедный, несчастный мальчик.

@темы: Авторское, Письма, Творчество

02:14 

письмо в никуда

Когда-то давно, я считал что ты мой враг и ненавидел тебя. Я строил тебе козни, оскорблял, унижал... ночами придумывал коварные планы чтобы обойти тебя, а днем осуществлял, с треском проваливался и начинал придумывать новые. А ты на все мои насмешки лишь улыбался. Как-то смущенно и совсем не зло. Твоя улыбка обезоруживала... и я не понимал почему. Я начал интересоваться тобой. Следил, узнавал, выяснял... Иногда мне казалось, что я знаю о тебе больше чем ты сам. Не задумываясь, я предугадывал твои действия, объяснял сам себе твое поведение. Я вдруг, сам того не заметив, стал похож на тебя. Те же вкусы в еде, тот же стиль полета, даже интонация в некоторых моментах разговора. Наверно из-за этого ты сделал шаг мне на встречу. Как-то очень быстро из ярых врагов мы стали друзьями. Пусть не лучшими, да и дружба наша была в тайне, но как я ценил те редкие моменты, когда мы сидели вдвоем и просто молчали. Я читал книгу, а ты делал какую-нибудь домашку... нет, вру, я не читал. Я любовался тобой, влюбляясь в тебя все больше с каждым взглядом. Теперь все мои наблюдения играли мне на руки. Снова по ночам я строил наполеоновские планы. Но уже не о том как насолить тебе, а о том как влюбить тебя в себя. Но влюбленные люди слепы, как извесно. Я не замечал, что ты точно так же поглязываешь за мной, слегка склонив голову на бок. Я не замечал, как розовеют твои щеки и учащается дыхание, когда мы вдруг оказываемся слишком близко. Я не заметил, как шуточная возня, которую я умело затеял, вдруг переросла далеко не в мальчишескую игру... Ты меня тогда прижал к земле своим телом и остановился, утопив изумруды своих глаз в сером тумане моих. Именно тогда, смотря тебе прямо в глаза, чуствуя твое дыхание на своей коже и биение твоего сердца в унисон с моим я понял, что люблю тебя. И ты меня поцеловал. Ты, маленький вечно взъерошеный мальчишка, который еще вчера был так же застенчив как девченка-первокурсница, ты поцеловал меня, похитителя сердец Хогвартса. Но даже за этот поцелуй я был готов отдать всю коллекцию со своим сердцем в придачу.

Сейчас ты далеко, в другой стране. Мы почему-то считаемся хорошими друзьями, общаемся только письмами и у тебя давно другой молодой человек. А я как-то волочу свое жалкое существование. Именно волчу. Ты был всегда центром, вокруг которого крутилась моя жизнь. Ты единственный, который круглые сутки занимал мое сознание очень много лет. Ты единственный, кто давал мне знать, что мое сердце не стало камнем, а умеет ненавидеть, интересоваться, восхищаться, дружить, влюбляться и наконец любить. Любить, отдавая себя всего до последней капли.

Я не живой, нет. Я оболочка, у которой внутри - пустота. Однажды ты почему-то выдрал себя с корнем из моей жизни и ушел, не оставив ничего.

@темы: Письма, Авторское, Автор сообщества bam-bam, Разлука

22:10 

Вечная сестра

Нет, я не герой и я не хочу умирать...
Смешной русоволосый мальчишка, и задумчивая черноволосая девчонка. Они были ещё детьми, когда подружились. Обменивались рисунками, жвачками, коллекциями вкладышей. Он называл её задорно сестрёнкой, а она его братиком. Хотя у каждого из них были свои семьи, свои кровные братья и сёстры, но они были для друг-друга самыми родными… а потом, внезапно детство кончилось… и детям пришлось взрослеть… Жизнь сильно кидала их по своим орбитам… он попал в банду, их гордо звали «псы», она искала себя и меняла парней со скоростью света. Его затянули уличные драки, а её ночные прогулки по крышам… Он сел на кокс, а она начала курить… А главное, они оказались очень далеко… просто дико далеко от друг-друга…
орой созванивались, порой списывались… Обменивались фотографиями. Порой успевали прочитать в дневниках о том, что твориться у них в жизни. А потом наступила тишина… Не звонков, не смс…ни комментариев… так было год…
смешного мальчишки сильно изменились глаза, не стало в них уже того задорного ребячьего блеска. А задумчивая девчонка превратилась в странную молчаливую девушку, скептически изучающую мир.
Даже не смотря на то, что брат с сестрой не виделись, у них было общее дело. Они учились жить без друг-друга, они строили собственную жизнь. У него появилась девушка, и казалось, что влюбился он просто до безумия. А у неё появился парень, из-за которого она лили слёзы по ночам. И только построив новые цели и нарисовав новые планы брат и сестра решили вновь начать общаться. Только тем общих, увы, больше не было. Их не начинали, чтобы, не дай Бог, не разбудить прошлое. Он рассказывал ей про девушку, а она ему про своего парня. И ставив весёлые смайлы, через сотни километров они вместе друг друга ревновали. Так смешно, так глупо получалось.
Всегда сестра завидовала брату…его уму, его удачливости и успеху, таланту и обаянию, а жизнь повернула иначе. Его бросили, и он остался совсем один. И в тот момент, когда его любимая сестрёнка оказалась ему так необходима…она стала невестой…чужой. Оказалось слишком поздно во всём признаваться, слишком поздно жалеть, что всё ушло и уже ничего не вернуть. Но разве мог он подумать, что его задумчивая сестрёнка окажется такой красивой девушкой, один только взгляд, которой заставляет сердце загораться далеко не братской любовью.
еперь, когда её смс были так не обходимы, когда хотелось постоянно слышать её голос… её не оказалось рядом. Он сам оттолкнул её, дурак! Что же он наделал. Так уж получилось, что он привык начинать всё с нуля. Он привык строить с фундамента, до основания разрушенный дом. Брат сам стал писать, звонить, пытаться разбудить в сестре хоть какие-то чувства. Он был готов её обидеть и тут же кинуться просить прощения. Он был готов растерзать её как последний ревнивец и в то же время упасть на колени и целовать её руки.
А она? А что она могла сделать? С обручальным кольцом на пальце и собранной по осколком мечтой? Она плакала. Обретая то, чего так долго хотела она ощущала дикую боль. Так как сестра любила брата, наверное, никогда его никто не любил. Но… Она же его отпустила, она же им переболела. В далёких мечтах она переносилась в другой мир, где не было проблем, и представляла, как воспитывает его детей. Она всё бы отдала, чтобы начать заново то, что когда-то они же сами и убили. Но…сестра прошла слишком долгий путь от брата, чтобы вернуться. Она не могла предать своего жениха, она не могла всё разрушить.
А между тем читала его смс, отвечала на письма и писала это странное «я тебя тоже люблю…», каждый раз понимая, что играет с огнём. Сестра боялась говорить с братом о своём будущем, ей было страшно из-за того, что в нём нет его. Но и менять ничего не хотелось…Становилось ещё страшнее…

Прошло два года, девушка поступила в университет и вышла замуж. По чистой случайности выпало пару дней выходных, и она решила съездить навестить подругу… Как раз в тот город, где жил её названный брат. По приезду они созвонились. И назначили встречу. На эту встречу девушка просто летела, казалось что тёплый ветер сам несёт её. А как был взволнован брат, было просто не передать словами. Он так ждал этой встречи! Он готовился к ней все эти годы. И плевать, что сестра теперь замужем, плевать что он не сможет сделать всего того, о чём мечтал! Он же просто её увидит, обнимет… Встреча состоялась. Парень и девушка долго смотрели друг другу в глаза, говорили как скучали, пытались просто налюбоваться, насладиться моментом этой долгожданной встречи. Он повёл её в парк, потом они покормили уток, съели по мороженому и забежали в магазин, купить подарки её мужу. А потом он предложил зайти к нему на чашку чая. Она согласилась, выключив сразу телефон… Они оба прекрасно понимали что будет дальше. Чайник даже не закипел, его даже не поставили.
Она лежала и смотрела в потолок, по щекам катились слёзы. Было наверное слишком холодно или наоборот слишком жарко. А рядом спал он. Сестра боялась даже взглянуть на свою правую руку. Там было кольцо, от человека которого так любит… Но…себе самой девушка всё же проиграла… Брата она любила больше…Сильнее… на утро ей было стыдно посмотреть ему в глаза, да и парню было очень сложно. Он предложил её отвлечься, сходить в музей. Но, где бы они ни оказывались, она думала про свою измену. Хотя можно ли было так её назвать? Ведь она провела ночь с тем, кого любила почти всю жизнь…
а поезд она попросила её не провожать. Она уехала ночью, когда он сидел и смотрел на лиловые звёзды августовского неба. Она уехала навсегда. Они оба это понимали. По приезду домой, девушка узнала, что беременна. Мужу она так и не осмелилась сказать, что это не его ребёнок, да и брату ничего говорить не стала. Решила всё оставить себе, сохранить эту тайну только для себя одной.
Прошло девять месяцев, девушку положили в роддом. Уже совсем скоро на свет был должен появиться малыш. Её малыш…сын её брата…Она так и не смогла называть его по другому, хотя даже родственниками они никогда и не были. Холодной апрельской ночью, плачь маленького человечка разбил на мельчайшие осколки тишину родильного отделения. На свет появилось чудо. С безумно красивыми глазами, такими же как у отца. Но с этим криком родилось новое чувство. Безграничного страха перед непосильной ношей. Спящая санитарка, пустой этаж. По коридору больницы незаметно прошла молодая мама.

В утренних новостях сказали, что в одном из родильных домов, впервые за всю историю ночью через час после родов повесилась молодая девушка, оставив письмо. Брат как раз решил посмотреть что показывают с утра по ящику. Белый бокал выскользнул из рук и разбился на мелкие осколки. С этим бокалом рассыпалась и его жизнь. Ему позже позвонили, и сообщили что у него есть сын. Брату хватило секунды, чтобы понять что же произошло на самом деле. Как он сел в поезд и добрался до её города, парень сам не помнил. Только стены, серые стены, холод и тусклый свет. Она..её идеальное тело и синяя полоса на шее. Она…умершая через час после своего счастья. Она так мечтала стать матерью…



***
Маленькому Дане сейчас три годика. Его отец отсудил мальчика у мужа сестры и увёз с собой. Раз в год малыш вместе с отцом приезжает в город, где спит вечным сном мама, и кладёт на могильную плиту букетик ромашек. Папа ему рассказывал, что мама их раньше очень любила. Покой девушки охраняет серый каменный ангел, склоняющийся над холмиком. Он никому не даст нарушить сон навеки молодой матери, жены, сестры…

@темы: Любовь, Авторское, Суцид, Письма, 21 грамм

Рассказы с плохим концом

главная