Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:06 

Анни.

.Кайлиана.
Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Анни идет по пустым проспектам, жмурится, думает о своём.
Анни пятнадцать и мир - прекрасен. Завтра поедет на водоём
С мамой и братом под запах пряный летних кувшинок пить горький чай.
Анни пятнадцать. Она любит маму, брата и вид перелётных стай.
Город застыл в предвечерней стуже, улиц пустынных сжимает крюк.
Анни спешит приготовить ужин. Вечером нужно позвать подруг,
Чтобы смеяться, держать за руки, быть легче маленького пера*...
Город теряет последние звуки. С голоду кружится голова.
Анни шагает упругим шагом. Смотрит на искры рождённых звёзд.
Мама, наверно, играет с братом. В клетке поёт прирученный дрозд
О чём-то далеком, волшебно-птичьем. Сказочных странах, больной тоске.
Анни узнала сегодня обычай писать желания на песке
И завтра у берега водоёма найдется чаячьее перо.
Анни мечтает увидеть Тома и загадает, конечно, его.
Смуглого, сильного. Взгляды-льдинки. Летом ему поступать в институт.
Анни считает: они - половинки. Он помнит едва, как её зовут,
Но это не важно! Алеют щеки и мысли зажались тугим клубком.
Она представляет свои дороги, думает стать городским врачом,
Чтоб непременно спасала жизни смерти и подлости супротив.
Будущее завлекает призмой ярких свершений и перспектив.

Анни идёт по пустым проспектам. Слышит движение за спиной.
Анни пятнадцать. Но мир - опасен.
... она никогда не придёт домой.

*речь идет о известной игре, под названием "легкая, как пёрышко, крепкая, как доска".

___
UPD

Том просыпается среди ночи, шарит рукой и включает свет.
Мир одинок, сиротлив, непрочен. Тому семнадцать долбанных лет.
Комната куца, глаза слезятся. В комнате зябко с дурного сна.
Может, когда ему стукнет двадцать и для него зацветёт весна?
Ну а пока - листопад конспектов, голос, охрипший от сигарет.
Тому хотелось бы вспомнить детство, выйти из комы, увидеть свет,
С неба сорвать ярких звёзд крупицы, взвыть на луну беспородным псом...
Том бы хотел обернуться птицей. Он представляет себя дроздом.
Серым, невзрачным, но песни-трели шлющим в далёкие небеса...
Пьяный отец захрапел в постели. Том поднимается, трёт глаза.
Тому семнадцать, порез над бровью. И оплеуха ещё саднит.
Томас своё выгрызает с кровью. Томас об этом не говорит.
Только твердит, крепко стиснув зубы, что поскользнулся (шаги легки).
Когда у папаши пылают трубы - не самое страшное кулаки.
Город застыл в предрассветной неге, улицы-крючья сплелись узлом.
Том вспоминает о первом снеге и девочке, жившей от них за углом.
Тонкой и легкой, глаза-сапфиры. Нежные губы и сердце - свет.
Он бы отдал все богатства мира, чтобы её оградить от бед.
Он бы смотрел, как она смеётся. Слушал дыхание, шел след в след.
Ночь истекает. Восходит солнце. Том вспоминает: Погибла. Нет.
Мысли запутаны. Правда горька.

... маленький дрозд клювом бьёт в стекло.
Том улыбается и впервые чувствует, как тепло.

@темы: Авторское, Город, Грустное, Любовь, Смерть, Стихи

15:39 

Летняя ведьма.

.Кайлиана.
Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Моё чудовище воет где-то за стенами нашего черного замка.
Я закрываю глаза и мне кажется, что, вместе с сотнями вспышек факелов, наступила зима.
_

Когда я была совсем юной девушкой - мне всё давалось легко. Я сплетала счастье из ветра и первых весенних рос, обвивала свои волосы яркими лентами и даже нежные голубые цветы, которые росли на речном берегу, не могли сравниться с глубокой синевой моих глаз. Каждую летнюю ночь в мой маленький домик, на самом краю речного селения, приходили заблудшие и истерзанные люди, чтобы поклониться моей красоте и поверить в мою ворожбу. И я дарила им своё, вытканное из небесных узоров, счастье, не скупясь, врачевала их больные сердца и души. "Летняя ведьма" - поговаривали в далёких больших городах. "Летний ангел" - благоговейным шепотом повторяли паломники.
А холодной зимой я запиралась в своём маленьком тёмном домике, и читала старинные книги. Не разжигая огня.
Они согревали мне руки, дарили мудрость и сохраняли мою жизнь, слабой искоркой вздрагивающую от каждого порыва ледяного северного ветра. "Ишь, спряталась. Цветочек-то зимы боится!" - перешёптывались поварихи и прачки. "Она погибнет в тот же миг, как её нога коснётся зимнего снега" - передавалось из уст в уста простое пророчество.
А я сидела у окна с очередной книгой в руках и смотрела потерявшими синеву глазами, как суетятся бедные, измученные люди, под смертельно опасным для меня снегом, и ждала. Приходила весна, а за ней начиналось бескрайнее лето. И синева вновь возвращалась в мои глаза, и руки послушно вплетали яркие ленты в блестящие волосы.


читать дальше

@темы: Рассказ, Мифическое, Грустное, Авторское, Смерть

19:49 

Йестина. Ведьма, которая помогала влюблённым.

Конфетная Сила
Ешь, молись, люби. Но сначала всё-таки ешь.
***
Ёжик пискнул и быстро откатился из-под ног Йестины. Как раз вовремя: ведьма мела пол так рьяно, что едва не наступила на него.
Йестина подслеповато прищурилась:
— А, ты... иди-ка сюда.
Она аккуратно взяла ежа на руки и посадила на стол.
— Так, на чём я остановилась? Ах, да. И тогда колдунья сказала ей: "Хорош-шо, я превращ-щу твой хвоссст в человеческие но-оги... Но взссамен ты отдаш-шь мне сссвой чудесссный го-олоссс..."
Йестина выпрямилась и утёрла пот со лба.
— И этой колдуньей была ты? — с замиранием сердца спросил ёжик.
— Я? Не-ет. Но история поучительная.
Ёж насупился и стал расхаживать по столу.
— А почему ведьма не помогла ей просто так?
Далее.

@темы: Авторское, Грустное, Предательство, Мифическое, Любовь, Творчество, Смерть

00:01 

Deacon.
Его клинок по прочности как вера и легкий как писателя перо
Зачеркнувший еще один город, записавший в забытые сны...
По квадратам домов, по дорогам, по крючку отощавшей луны
Ты судил этот мир и смеялся, и кричал, что уродливей нет,
И бежал по струящимся рельсам в колыбель, где зевает рассвет.

Город тонет засвеченной пленкой, и ты ставишь еще один крест.
Раз не вышло сбежать по-английски, не найдется других таких мест,
Где удастся закрыть свое сердце и заставить его замолчать.
Раз решил, то беги, свои тропы умножая на слово «опять».

читать дальше

@темы: Авторское, Город, Любовь, Мысли вслух, Настроение, Разлука, Стихи, Творчество

14:12 

Сад мертвых кошек

akahsi.
kuin orpo piru
Пролог





Осень ворвалась в огороженный высоким забором сад порывом дождливого ветра .
Вместе с нею сквозь оконные решетки невысокого, казенного здания прокралась тревожная смута и поселилась в надломленных душах его обитателей . И там среди разбитых надежд и страстных чаяний она носилась, не помня себя, заставляя подходить к окнам и надолго замолкать, глядя куда-то мимо деревьев, мимо забора , мимо даже лениво ползущих облаков. Порою начинало казаться, что люди эти слепы, как неподвижны были их лица; словно отлитые из воска, лишь редким движением век выдавали они свою реальность.
читать дальше

@темы: Грустное, Авторское

19:15 

Deacon.
Его клинок по прочности как вера и легкий как писателя перо
Метро


Этот город - не сказка, как впрочем и не кошмар.
На поверхности сотни таких же, из серых глыб.
Говорят, там снуют облака, точно стайки рыб.
Говорят, там слезятся дожди и гуляет март.

За обедом - безмолвно, вопросы - под знак "запрет".
Мой отец не желает рассказов о прошлых днях.
Рано утром сжигали книги о тех годах,
Если прошлое тает, нельзя отправляться вслед.

читать дальше

@темы: Болезнь, Город, Мысли вслух, Настроение, Несчастный случай, Смерть, Стихи, Философия

23:07 

Deacon.
Его клинок по прочности как вера и легкий как писателя перо
Сегодня снова во всех газетах - инспектор Рейвен:
"Раскрыто дело! Детей пропавших вернули близким.
Маньяк был пойман. Смотрите фото чуть-чуть левее."

Инспектор Рейвен сидит на кухне, глотая виски.

Ему плевать на газетный шелест и крики "браво".
Плевать на то, что галдят коллеги в его отделе:
- Ну да, чудак!
- Сторонится дружбы.
- С дурацким нравом,
- И что смешнее, кулон с драконом всегда на шее!

читать дальше

@темы: Воспоминания, Город, Грустное, Мифическое, Мысли вслух, Настроение, Разлука, Смерть, Стихи, Чувства

01:21 

Deacon.
Его клинок по прочности как вера и легкий как писателя перо
Эти двое, как совпадение, с синевой материнских глаз.
С одного родника напоены, сплетены из похожих строк.
Их сердца для охоты созданы, бьются чаще в полночный час,
И ружье хоть лисиц, хоть демонов усмирит у хозяйских ног.

Синеглазый не знает устали, в полнолуние мчится в лес.
Свора псов непослушной челядью рассыпается, кто куда.
Волчий след не дается, путает, то покажется, то исчез,
А во тьме бесконечно круглая наблюдает с небес звезда.

читать дальше

@темы: Мифическое, Мысли вслух, Разлука, Стихи, Философия

23:37 

если этот пост нарушил какие-либо правила сообщества, я не возмущусь удалением.

Несмешной Шут
For Gondor!
Вроде бы по мотивам, но персонажей Профессора нет. Так что, наверное, все же ближе к ориджиналу.

Автор: Шут aka Скальд

читать дальше

@темы: Творчество, Смерть, Рассказ, Разное, Мифическое, Авторское

03:16 

Deacon.
Его клинок по прочности как вера и легкий как писателя перо
Странный сон приснился... Страшно оказаться "одаренным".

Душевнобольной, и не больше, не меньше. Бесцветные стены, тарелка и ложка, за дверью шаги рассыпаются крошкой, часы утекают куда-то на пол…
Судья безразлично читал протокол: владелец концерна, бездомный, ребёнок, студентка и лидер предвыборных гонок, старик -эпилептик - все были убиты…
Поспешно. Без смысла. Без капли мотива… Преступник был найден. Средь белого ада сидит на полу, номер восемь – палата, листает сюжеты безжизненным взглядом:

1) Какой-то мужчина, безумно-богатый в погоне за новым устроил охоту - пейнтбол, но из крови, четвёртый по счету, мишени – двенадцать людей…
2) Сюжет изменился в рисунке теней: бездомный сжимает пустую канистру, огонь по домам растекается быстро, а люди остались внутри…
3) Второй превратился в сюжет номер три: в метро – смуглый мальчик считает минуты. Его хрупкий торс проводами опутан. Он избран Аллахом. 0:0…
4) Студентка играет четвертую роль: красавица в платье зеленого цвета на выпуск приходит одна, с пистолетом. Она ненавидит их всех…
5) И пятый сюжет, как всегда, без помех: любимец толпы, пожимающий руки, сегодня подпишет, зевая от скуки, приказ о начале войны…
6) Последние кадры всё чётче видны: старик оставляет в наследие миру блестящую колбу с пометочкой «Вирус». Вакцины конечно же нет….

Душевнобольной засыпал под рассвет. Он думал, за что его мучил Создатель. Читать наперед чьи-то судьбы – проклятье…
Он просто хотел жить, как все

(с) Deacon

@темы: Я, Чувства, Философия, Творчество, Стихи, Смерть, Разное, Негатив, Настроение, Мысли вслух, Мифическое, Город, Болезнь

01:28 

Deacon.
Его клинок по прочности как вера и легкий как писателя перо
- Молчалив или очень заносчив, испортит веселье!
- Рождество – это праздник, в который нельзя быть таким! -
И коллеги гадают, кто первый стучит в его двери.
Он не любит декабрь.
- А, может, не будем? Черт с ним?
- Но нельзя не позвать! На банкет - нужно всем коллективом!
- Ну, тогда и зови!
- Не пойду! Почему сразу я?
- А давайте и-мейлом, с какой-то картинкой красивой.
Ну, как в прошлом году!
- Посылай, раз идея твоя.

читать дальше

@темы: Город, Мысли вслух, Стихи, Философия

13:35 

Первое. Маленькое.

Я же не хотел чтобы всё так получилось. Я представить не мог, что удар подсвечником такой тяжёлый, смертельный. А потом даже не знал, и куда тебя девать, была такая паника, каждую секунду думал, что приедут за мной, а того и в окно уже глядят. читать дальше

@темы: Творчество, Смерть, Мифическое, Авторское

00:49 

Eternal Wanderer...
Лучший в мире кинозал — это мозг, и ты понимаешь это, когда читаешь хорошую книгу.
Небольшая зарисовка, хотелось бы услышать мнения о ней.




***


Ранним весенним утром отец Клиф собирался на службу. Было солнечно, и пели птицы. В небольшой собор маленького городка ходили почти все жители. Отец Клиф был знаком со всеми. К нему часто обращались за разной помощью, но в основном это были просьбы выслушать. Жизнь в городе протекала спокойно и размеренно. Люди ходили на работу, в школу, колледж, смеялись, расстраивались, рождались и умирали. Собравшись, священник пошел в храм и, после всех приготовлений, начал принимать утреннюю исповедь. Люди шли со своими бытовыми проблемами, ничего серьезного не было: ни суицидов, ни воровства. Клифу нравилось такое положение дел. Он всегда был честным и порядочным человеком, даже когда еще не был священнослужителем. Он считал, что в больших и шумных городах сложно сохранить чистоту совести и легче впасть в пучину греха.
Итак, исповедь подходила к концу, когда в кабинку зашел мужчина, в котором святой отец узнал Мартина, учителя младших классов в школе, находящейся недалеко от храма. Даже через сетку. разделяющую их, было заметно, что он встревожен.
-Святой отец, – начал он, – я хочу признаться в страшном грехе, но я должен быть уверен. Что об этом никто не узнает, вы можете поклясться в этом?
-Я не могу давать клятвы – ответил священник – но тайну исповеди мне нельзя нарушать, это грех.
-Хорошо – удовлетворенно кивнул он – тогда я начну сначала, я так давно ни кому не рассказывал ничего о себе. Я и моя мать приехали в этот город, когда мне было около шести лет. Жили мы одни, об отце я ничего не помню, а мать даже не уверена кем он был. Она устроилась работать парикмахером, а меня отдала в школу. Мне нравилось получать знания и помогать другим одноклассникам, во многом из-за этого, я и выбрал в будущем профессию учителя. Мать получала не так уж много, но на жизнь нам хватало. После окончания школы я уехал учиться в университет. Совмещая учебу и работу, я получил профессию и вернулся сюда. Здесь устроился на работу. С матерью я виделся нечасто. Не то что бы у нас были плохие отношения, она хорошо обо мне заботилась, но сама при этом была мягкотелым человеком, и сколько я не пытался ее изменить ничего не вышло. Мне всегда было жаль ее, но ее слабохарактерность действовала мне на нервы. Я работал, иногда ходил в кино или театр, помогал в подготовке каких-либо мероприятий в школы или города, и даже было несколько коротких романов. В таком порядке прошло около десяти лет. На сороковом году жизни я узнал, что мать больна раком, и жить ей осталось около года. Тогда, я переехал к ней и стал за ней ухаживать. Я старался ее поддержать, и это помогало, вместо обещанного года она продержалась около двух. Последние несколько месяцев она жила уже, благодаря аппаратам жизнеобеспечения и страшно мучилась болями: просыпалась почти каждый час, впадала в состояние комы, бредила – и никакие таблетки и препараты ей не помогали. А я чувствовал себя таким беспомощным, что мне становилось тошно и хотелось что бы она, наконец, закончила свои мучения. И вот в один из немногих дней, когда она была в трезвом уме, она мне сказала: «Послушай меня, Марти, я так долго боролась, так долго цеплялась за жизнь, оттягивая неизбежный конец – тут она закашлялась – я очень устала, мне становится все сложнее, я хочу, что бы ты сделал для меня кое-что, пусть это будет последним желанием». Сейчас я думаю, сколько ей мужества потребовалось, что бы решиться на это. Может, в конце концов, она изменилась? Стала сильнее? Хотя, это уже не важно. Я выполнил ее просьбу. Я ввел ей морфий, двойную дозу. Она умерла во сне. Заснула и так и не проснулась. А обвинили в этом медсестру, которая помогала мне за ней ухаживать. Я убил ее и, не важно, что это была ее просьба, я убийца. Вот я это и сказал. Не мог больше держать в себе. Но я не хочу, чтобы из-за меня сел в тюрьму невинный человек. Мне страшно, святой отец.
Он опустил голову. Священник долго молчал, прежде чем заговорить.
-Ты действительно раскаиваешься, я это вижу и думаю, всевышний простит тебя – заговорил, наконец, он – однако, тебе стоит признаться в своем преступлении, та женщина, медсестра, не должна отвечать за твои поступки, ты ведь это и сам понимаешь. Марти, ты должен молиться, много молиться и тогда бог поможет тебе.
-Спасибо Святой отец – сказал Марти, вставая – я выполню ваш наказ.
После этого, весь день прошел спокойно, но из головы Клифа не выходила эта история и в душу закрались сомнения. «А правильно ли он сделал, ничего не рассказав властям?» - задавался он вопросом снова и снова. С одной стороны, тайну исповеди нарушать нельзя, да и Мартин, искренне раскаивался, с другой, Клиф ничего никогда не утаивал от других и был предельно честен сам с собой. Он почти не помнил мать Марти. Она была из тех людей, которые мало верили в бога. Священник видел ее раз или два, она приходила не мессу. Умерла же она два месяца назад.
Клифу разрывался между долгом обществу и долгом священнослужителя. В конечном итоге, он решил никому ничего не говорить. А через несколько дней стало известно, что Марти покончил жизнь самоубийством. Повесился в той самой квартирке, где они с матерью жили. Он оставил записку, в которой написал признание и шприц, которым он ввел лекарство, с отпечатками пальцев.

@темы: Авторское, Рассказ, Смерть

03:03 

Deacon.
Его клинок по прочности как вера и легкий как писателя перо
Это как-то неправильно, кто-то сменил финал.
Ты не веришь ни прошлому, ни приходящим дням.
Твое сердце зачеркнуто. Рядом пометка "хлам",
Текст написанный мною, но автор, отнюдь, не я.

Я ослеп и прозрел в тот же самый короткий миг:
По чернильной душе не прочесть ни один сюжет.
Это как плагиат, вор ушел, никаких улик.
Обращаться в полицию, скажут: "А взлома нет!"
читать дальше

@темы: Стихи

18:27 

СюрреализЬм-это Я!
Дорогие писатели, поэты, графоманы и просто любители искусства,
приглашаю вас в сообщество сюрреализма. В этом сообществе мы выкладываем свои работы и работы других авторов.
Все, кто интересуется этим стилем, добро пожаловать!
Спасибо за внимание!
прошу прощения за рекламу, в правилах об этом не написано

23:43 

Deacon.
Его клинок по прочности как вера и легкий как писателя перо
Этот дождь заставляет молчать
и искать
в глубине утонувшие лица.
Улыбаются лужи,
как клоуны мрачного цирка,
чьи души
надеты на спицу.
читать дальше

@темы: Творчество, Стихи, Разное, Разлука, Литература, Грустное, Настроение, Мысли вслух, Любовь

23:41 

Deacon.
Его клинок по прочности как вера и легкий как писателя перо
Когда октябрь, за дверь - ни шагу, итак ботинки напились луж.
Опять с зонтом поругался ветер, сцепились в драке без всяких нужд.
Сломались спицы, и зонт наказан, в прихожей хныча, стоит в углу.
Остывший ужин накрыт тарелкой, из всех - лишь вилка зовет к столу.

Сидишь с простудой, глотаешь кофе, уже не вечер, еще не ночь.
Газеты шепчут о чем-то мрачном, одно и тоже любя толочь.
Квадратный ящик, одетый в галстук, напялит маску "я-лучший друг"
И будет что-то болтать на ухо, не ради темы, а так, чтоб звук.
читать дальше

@темы: Авторское, Город, Грустное, Любовь, Мысли вслух, Стихи, Философия

10:39 

Deacon.
Его клинок по прочности как вера и легкий как писателя перо
Когда за двадцать, часы смеются: бежать, стремиться - они стоят. Висят на стрелках тяжелым грузом часы, минуты, холодный март. Скорей бы вечер, июнь, зарплата, скорей бы праздник и выходной, cкорей бы дождь отстучал, отплакал, по водостоку убрался вон. Минуты ждут в электронной почте, на пачке бланков с пометкой "Сдать", в угрюмых пробках, ворчащих дымом, где можно спать, не ложась в кровать, в очередях за буханкой хлеба, у докторов в их приёмный час.
По сути, время всегда найдется, на что угодно, что кроме нас!

Часы хохочут в кабине лифта, на остановках, на красный свет, ползут, как слизни, разбить бы к чёрту и убежать, не оставив след. Зато под вечер, придя с работы, швырнув ботинки куда-то прочь, мы понимаем, что время мчится, на крыше дома зевает ночь. Короткий праздник едва начался, а гости вдруг заспешат домой.читать дальше

@темы: Город, Мысли вслух, Стихи, Философия

22:29 

Deacon.
Его клинок по прочности как вера и легкий как писателя перо
Город гаснет перед рассветом, время вышло, лови такси.
Ночь уходит, дрожит, бледнеет. Не останется, не проси.
Тянешь руку, хватая сумрак. Шаг за шагом, под стук гвоздей.
Этот мир бесконечно скучен. Мир бесцветных, пустых людей.

Твой водитель зевнёт и спросит: "Адрес, детка!" Он знает сам.
В пятый раз точно в этом месте. Денег хватит. Хоть к небесам!
читать дальше

@темы: Чувства, Философия, Творчество, Стихи, Ревность, Разное, Разлука, Предательство, Настроение, Мысли вслух, Любовь, Литература, Книги, Город, Авторское

23:39 

Deacon.
Его клинок по прочности как вера и легкий как писателя перо
Он живет в алмазной долине и верит, что так будет всегда.
Он не считает время, и календарь худеет, не видя его глаза.
Он собирает крылья из билетов, что оставляют ему поезда,
И острием рассвета выцарапывает алые паруса.

Она живет в городе, где ночуют заблудшие корабли.
Здешний маяк постоянно ворует под вечер у солнца лучи.
Говорят,если мечта падает, то нужно поднимать её с земли,
Отряхнуть и продолжить искать алые паруса в ночи.

читать дальше

@темы: Авторское, Воспоминания, Город, Грустное, Книги, Литература, Любовь, Мифическое, Мысли вслух, Настроение, Предательство, Разлука, Разное, Стихи, Творчество, Философия, Чувства

Рассказы с плохим концом

главная